Фаны перевал жигули


Фаны — Wiki.risk.ru

Памиро-Алай — горная система, промежуточная между Памиром и Тянь-Шанем. Она включает несколько вытянутых в широтном направлении хребтов, окаймляющих с юга Ферганскую долину. Основной — Алайский хребет, который затем разветвляется на Туркестанский, Зеравшанский и Гиссарский. На Западе Памиро-Алая отдельной группой поднимаются Фанские горы.

История

Первые восхождения на пятитысячники Фанских гор были совершены во время небольших экспедиций в конце 30-х годов. В 1936 году группа военных топографов под руководством Сибирцева поднялась на главную вершину района Чимтаргу (5489 м). В 1937 две немногочисленные группы А. Мухина (2 чел.) и Е. Казаковой (3 чел.) прошли несколькими маршрутами большую часть Фанских гор и поднялись на Большую Ганзу, Энергию, Чимтаргу. В 1939 году состоялась еще одна экспедиция во главе с А. Мухиным.

Массовое освоение альпинистами Фанских гор началось во второй половине 60-х годов. Были совершены первовосхождения на основные вершины района, а также пройдены сложные стенные маршруты. Расцвет приходится на семидесятые годы, когда в течение одного сезона сотни альпинистов совершали восхождения 5Б и 6-й категории сложности. В тот период большинство призеров Чемпионата СССР по альпинизму в техническом классе составляли команды, прошедшие маршруты в Фанских горах.

Непосредственно район Фанских гор, во всяком случае, его обжитая «спортивная» часть, ограничивается на западе цепочкой Маргузорских озер, а на востоке — дорогой Душанбе — Самарканд. Север — это, фактически, уровень Куликалонских — Алаудинских озер (севернее туристы практически не заходили — очень редкие отчеты, и только простые перевалы), а с юга — это уровень озера Искандеркуль. В альпинизме, вероятно, имеет смысл к рассматриваемому району добавить и Ягнобскую стену (Замин-Карор), которая расположена несколько восточнее по реке Ягноб. В любом случае весь район, включая и подъезды, помещается в прямоугольник 90×65 км, а от конечных точек по дорогам едва ли превышает 50 км.

Интересно образование названий Фанских гор. Названия можно разделить на три группы. К первой относятся названия с нераскрытым смысловым значением: Фандарья, Фан-Улла, Ганза, Зинах. Местные таджики считают, что эти названия остались как памятники какого то ранее жившего здесь народа. Другую группу представляют наименования, данные таджиками и имеющие перевод на русский язык: Ягноб (ледяная вода), Ахбасой (ущелье на перевал), Арча-Майдан (арчовая площадь), Бодхона (дом ветров), Якка-Хана (один дом), Зиндон (тюрьма), Санги-Сафед (белый камень), и т. д. Третью группу составляют названия, данные путешественниками, альпинистами и туристами, — пик Энергия, гора Дождемерная, вершина Москва, перевал Двойной. В некоторых случаях имеется двойное название — русское и таджикское: Дождемерная — Куи-Чорбаи, Кырк-Шайтан — Симоб и т. д. Местные названия часто не выделяют подробности, а охватывают целый участок территории, например, Казноком называются вершина, перевал, река и все пространство вокруг ущелья Казнок.

Климат

Климат Фанских гор континентальный. Зима, как правило, мягкая и снежная. В период с февраля по май склоны Фанских гор часто лавиноопасны. С июня по октябрь устанавливается сухая, теплая погода. Наиболее рекомендуемое время путешествий и восхождений в Фанах — конец июня — начало сентября. В то же время многие альпинисты отмечают меняющийся климат района. Ранее «сухие теплые Фанские горы» стали похожи на Приэльбрусье. Дождливая холодная погода в «сезон» и здесь уже не редкость.

Горы обитаемы, и так как местные жители пасут многочисленные стада, не стоит пить некипяченую воду из озер и больших рек на уровне выпаса или ниже. Воду из родников, ручьев, и рек выше выпаса можно пить спокойно.

Замок

Заезд в район

Самолет — это либо Узбекистан — Ташкент с последующим переездом в Самарканд, или непосредственно в Самарканд, либо Таджикистан — Худжант (бывший Ленинабад) или Душанбе. Поездом можно добраться до Ташкента или Самарканда (электричка, автотранспорт), и уже восстановили ж/д сообщение Москва — Душанбе. Дальше — только автотранспорт.

От Самарканда любым местным транспортом добираетесь до границы, границу переходите пешком, за шлагбаумом садитесь на любой таджикский транспорт и едете в Педжикент (рынок и закупки всего местного) и далее в горы. В Педжикент можно также доехать и из Душанбе, и из Худжанта. В любом случае вы попадаете на трассу Педжикент — Айни — Душанбе, от которой в разных местах можно отъехать к разным участкам района, с целью разноса забросок или к началу маршрута.

Теперь пойдем от Педжикента и далее по дороге на Душанбе. Прямо из города можно уехать по дороге на Маргузорские озера, как минимум до кишлака Шинг. В кишлаке Шинг все еще присутствуют последствия гигантского селя, который снес часть поселка и создал огромное пространство, где ничего не растет. Дорога идет и дальше, и проезжают даже автобусы типа ПАЗ-ика, доехать можно до кишлака Маргузор. По дороге можно увидеть останки бывшей турбазы Маргузор, снесенной селем. Ну и озера — цепь Маргузорских озер считают красивейшей в Фанских горах. Здесь можно и покататься на катере. Отсюда можно начинать маршруты либо простым перевалом Тавасанг (н/к) на р. Сарымат и далее, или через верховья р. Шинг, переваливая через Гиссарский хребет на юг, или боковым отрогом на тот же Сарымат, но более сложными перевалами.

Продвигаясь на машине по трассе из Педжикента где-то в районе пос. Шурча можно отвернуть в долину р. Кштут, по дороге вдоль которой можно добраться до кишлака Газа и далее в верховья р. Сарымат. Не доезжая километров 15—20 до Газы можно свернуть к Куликалонским озерам и доехать до а/л «Артуч», расположенного километрах в 10 выше к. Мадовра по реке Уреч.

Далее по трассе уже за Айни можно добраться до ответвления в долину р. Пасруддарья, подъезжая по которой можно выходить в разных местах, начиная маршруты по ее правым притокам. Наиболее распространен заход по долине р. Имат на лед. Имат или реки Сурхоб, Желтая. Далее можно выйти к притоку Бодхона (к перевалам Талбас 1А, седло Чапдары 3Б). Заканчивается дорога на альпбазе «Вертикаль–Алаудин». Силами базы верхний участок дороги поддерживается в рабочем состоянии, иначе ее давно уже не было бы.

Продвигаясь от Айни дальше на юг, попадаем к хорошему асфальтовому ответвлению в долину р. Искандердарья, по дороге вдоль которой можно доехать как минимум до оз. Искандеркуль и одноименной турбазы. Дорога, уже похуже, идет и дальше, до президентской резиденции, на рудники, и в сторону к. Сарытаг (где она и заканчивается). Далее по дороге на Душанбе есть еще несколько перспективных, но мало исследованных притоков к Гиссарскому хребту. А не доезжая перевала Анзоб, можно отвернуть по долине р. Ягноб на восток, подъехав под Ягнобскую стену — Замин-Карор.

Уже за Анзобским перевалом наиболее популярное ранее место начала походов и известный район восхождений — это долина р. Сиама. На реке Варзоб, в километре ниже слияния с Сиамой, был когда-то а/л «Варзоб». Уже из Душанбе, по другой дороге, можно заезжать к южным склонам Гиссарского хребта (например, по р. Каратаг). В кишлаке Хакими (долина Каратага — Пайрона) расположена погранзастава. Относятся доброжелательно, но письмо с просьбой оказывать поддержку и список группы для них следует приготовить. В районе на данный момент работает две базы. Со стороны Куликалонских озер — это база «Артуч». Со стороны Алаудинских — гораздо более популярный среди альпинистов лагерь «Вертикаль-Алаудин».

Туристско-альпинистсткие возможности района

Туризм

Приличную часть перевалов составляют сложные (2Б—3Б категория трудности). При этом если внимательно изучать карту, получится, что простые перевалы (до 1Б) сосредоточены локальными кучками, что затрудняет построение простых маршрутов. Если учесть, что для походов, особенно простых, Фанские озера — одни из основных достопримечательностей района, то можно сказать, что построение маршрута 1-й категории сложности здесь практически невозможно, особенно при ограничении сроков пребывания (например, за 8 дней) — разве что на озера практически не заходить. Исходя из этого, можно утверждать, что минимальная сложность похода в районе — вторая. Хотя и у «двоек» и у «троек» в районе останутся свои ограничения.

А вот для 4—6 категория трудности в этом районе раздолье. Поэтому в район можно сходить далеко не один раз, совершенно не повторяясь пройденными перевалами. Тем более что в сложные маршруты (начиная с «четверки») очень хорошо вписываются восхождения на пятитысячники района. Из них в туризме наиболее популярны простые восхождения:

Реже туристы ходили на вершину Москва.

В рамках походов 6-й категории сложности совершались восхождения на пик Северный пик с перевала Алаудин (маршрут 2Б, скальный), вершина Чапдара по маршруту Усенова (5А через «сфинкс»), Замок (по дороге забежали — 2А), несколько первопрохождений — Энергия по южной стене (где-то 4Б, спуск по 2Б на перевал Чимтарга — это мы назвали перевалом плечо Энергии), Пайхамбер по южному контрфорсу (3Б, с ледника Малая Ганза — назвали перевал Замок), Большая Ганза по восточному ребро (5А комбинированный, спуск по 2Б на седло Ганзы, назвали, естественно, перевал плечо Ганзы). Собственно, эти комбинации альпинистских восхождений и первопрохождений, существенно повысили возможности района для походов 6-й категории сложности.

Перевалы 3Б—3Б*

Их здесь всего 9:

Перевалы 3А

Кроме имеющихся в Гиссарском хребте:

Засады

Есть в Фанах несколько мест, где можно попасть в «засаду» по незнанию. Это означает, что иногда к подготовке и изучению материалов по перевалу нужно подходить внимательно. Это перевалы ВАА, Мазалат, перевалы 1А—1Б, ведущие в верховья реки Серима, а также перевалы Кштудак Западный — Пштикуль Восточный. С первых двух, если не знать, что необходимо через ближайший отрожек перевалить на ледник М. Ганза, вы попадаете в замечательный каньон, который в целом тянет на 2Б (хорошие скалы). Это место уже исправлено в классификаторе, с указанием, что при прохождении каньона это 2Б.

В верховья же Серимы можно попасть целым букетом перевалов 1А—2А, без всяких указаний, что спуска вниз практически нет (тоже минимум 2Б), и выходить из верховьев лучше любым другим перевалом из этого же букета. Особенно если учесть, что со слов местных жителей в каньоне обвалилась гора, так что подобие тропы, которое там когда-то было, и некоторые ее находили, теперь отсутствует.

Перевалы Пштикуль Восточный + Кштудак Западный — это связка 2А. Если же проходить их раздельно (то есть один из них) — придется проходить каньон реки Пштикуль, что сразу увеличит сложность этих перевалов до 3А.

В Фанах вполне возможен поиск новых прохождений, в том числе и простых перевалов. Но имеется не малое количество давно пройденных, но по каким-то причинам не классифицированных (то есть отсутствующих в «Перечне…») перевалов. Во многом — из-за отсутствия информации. Из известных — например, перевал Мазалат с Мутных озер на Казнок (в последний перечень его уже внесли).

А в 1998 году в поисках нового перевала в южном отроге ввершины Линкор найдено несколько перевальных записок Львовской команды с обозначенными перевалами Красноключенский 2А, Игоря Бандривского 2Б. Только в 2000-м году был пройден наиболее простой и логичный перевал Линкор 1Б, но логичный при продолжении движения через перевал Сурх 1Б. В том же узле, но в боковом отроге, в 2003-м году прошли перевал Динозаврик 1Б.

А еще есть узел с перевалами Юбилейный 2А и Зиндон 2Б. Между ними присутствуют еще две седловины – Юбилейный ложный, и Зиндон ложный.

Альпинизм

Вершины

Зеравшанский хребет, протянувшийся от истоков Ягноба на востоке до верховьев Сарымата и Каракуля на западе, наибольшей высоты достигает в Фанских горах, пишет Н. В. Пагануцци. «Здесь резким взлетом возносится в небо вершина Чимтарга (5494 м) — его высшая точка. В этом месте образуется мощный горный узел. Южнее Чимтарги в Зеравшанском хребте возвышается вершина Энергия (5100 м). От нее к востоку, вплоть до устья реки Искандердарья, отходит Восточный Фанский хребет, в своей восточной оконечности носящий название Зинах.

Восточный Фанский хребет отделяет бассейн Искандердарьи от бассейна реки Пасруд. С севера с Чимтаргой соседствует вершина Мирали (5200 м). От нее к западу отходит высокий, но сравнительно короткий Западный Фанский хребет, заканчивающийся возле устья реки Артучь и отделяющий бассейн Артучи от бассейна реки Вору.

Таким образом, мы имеем четыре замкнутых внутренних района Фанских гор: бассейн Пасруда на северо-востоке, бассейн Артучи на северо-западе, бассейн Вору на юго-западе и бассейн со стоком к озеру Искандеркуль и Искандердарье на юго-востоке. Побочные отроги от этих главных направляющих хребтов поделили местность еще на ряд теснин и ущелий. Наиболее крупные из них — северный отрог Восточного Фанского хребта, отходящий от вершины Замок, и южный отрог того же хребта, начинающийся от вершины Большая Ганза. В северном отроге замечательны вершины — Бодхона (5300 м) и Чапдара (5200 м), в южном — вершины Красных Зорь и Белый Барс. Фанские горы изобилуют стенными маршрутами. Исключительное явление представляет северная стена вершины Чапдара или стена вершины Замок над ледником Бодхона.

Альплагерь Алаудин — место для альпмероприятий практически идеальное. Вокруг — любой сложности маршруты, почти на любой вкус (почти — так как большинство маршрутов — скальные). Здесь сосредоточена обширная «новичковая» зона с маршрутами до 3Б, и уже более серьезные восхождения до 6А включительно. Подходы — кратчайшие, перепады высот на маршрутах — на любителя (т. е. есть короткие, есть длинные). Посмотрим окружающие пятитысячники.

С Мутных озер на запад — Мирали, Чимтарга, Энергия. С перевала Мирали можно подняться простейшими маршрутами на ввершину Чимтарга (2Б) и Мирали (3Б, но, по-моему, там проще), с перевала Чимтарга имеется простой (2Б, но реально там 2А) маршрут на вершину Энергия. На Чимтаргу со стороны Мутных озер есть еще несколько маршрутов 4А—4Б, очень неплохих. Более сложные восхождения, включая 6А — со стороны реки Правый Зиндон. Интересно было бы узнать у альпинистов, ходили ли эту 6А после первопроходцев хотя бы один раз? Под эти маршруты на Чимтаргу (5А—6А) довольно просто попасть через перевал Чимтарга 1Б, заложив на подходы лишний день. На Мирали (и соседнюю с ней Марию) сложные маршруты проложены с севера, по Куликалонской стене, восхождения можно начинать, базируясь в а/л «Артуч», но и с Алаудинских озер подойти под Куликалонскую стену труда не составляет — тот же лишний день на подходы через любой из перевалов н/к—1Б — и вы под стеной. Это и удобнее — простейший путь спуска с Куликалонской стены идет на Мутные озера. Имеющиеся маршруты на Мирали и Марию — до 5Б к. тр.

Несомненно, особенно учитывая статистику восхождений в этом районе последних лет, маршруты на Фанские пятитысячники с Алаудинских озер наиболее популярны. Но есть еще и Парандас — хорошая «шестерочная» школа, особенно для тех, кто в будущем мечтает перебраться к массиву [[Аксу], 4810 и др. в соседнем районе.

Дислокация на Куликалонских озерах уже обеспечивает гораздо более ограниченную географию восхождений, наиболее сложные из которых сосредоточены в районе Куликалонской стены, а «шестерки» имеются в ее левой части — на вершину Адамташ. Кстати, подходы к сложным маршрутам на верщину Адамташ от альплагеря «Артуч» и от Алаудинских озер вполне сравнимы по времени.

Собственно, в районе присутствует еще много интересных маршрутов, просто менее доступных, чем перечисленные. Это маршруты на тот же Зиндон, где имеются несколько «шестерок» (интересно, повторялись ли эти «шестерки» в последние годы?), в районе пика Москва (до 5Б на Москву, Амшут, Сахарную голову), массив Дукдона с маршрутами до 6А. И много других, в том числе не пройденных. Из не пройденных маршрутов весьма интересной выглядит восточная сторона Большой Ганзы с ледника Имат (где мы в 2003-м проложили первый – и, естественно, наиболее простой маршрут 5А). Здесь еще можно сделать новые маршруты 5Б-6А.

А в Гисарском хребте — это уже упоминаемая Анзобская стена — [[Замин-Карор]. Стоит отметить также забытую вершину Ходжа-Локан (Мечта) с маршрутами до 5Б — очень красивая вершина. Ходили на нее в период «жизни» альплагеря «Варзоб».

Ссылки

  1. http://old.risk.ru/;
  2. Фаны.ру.

wiki.risk.ru

О забытых первопроходах в Фанских горах и не только. Часть 1. Год 1970 — Risk.ru

В горах я ходил давно, в основном в Фанах с 1970 по 1987 годы, хотя по ощущениям это мне ближе, чем события пятилетней давности. Естественно, когда появился интернет и сайты, связанные с горами, Risk и Mountain я начал их регулярно просматривать, с удовольствием находя что-то связанное со знакомыми местами. Мысль написать этот пост у меня появилась по следующим причинам. В одном из своих постов А.Джулий, отчеты которого я с большим интересом читал, упомянул, что по его сведениям перевал Кузбасс фигурировал ранее под именем Куйбышевский, а также выразил сожаление о скудности сведений по истории прохождения некоторых перевалов.

Я участвовал в первопроходах некоторых фанских перевалов в 1970 и 1971 годах, которые не вошли в классификаторы, но сведения о них могут быть если и не полезны, то любопытны. Приятно было, что есть люди, которым небезразлично, как, когда и кем делались первопроходы. Другой причиной написания поста было то, что в январе этого года ушел из жизни руководитель этих первопроходов Борис Всеволодович Иванов. Этот пост был бы заслуженной данью памяти этому человеку, отдавшему много лет освоению Фанских гор. Некоторые из этих перевалов все же зафиксировались на картах. Это Самарский, Волжский. Но еще целый ряд пройденных перевалов остались малоизвестными.

На фрагменте карты под заголовком красным цветом нанесены перевалы, о которых пойдет речь.

Вот о них я и решил дать некоторую информацию, представляющую исторический (и не только) интерес.

Я начинал ходить в горы, будучи студентом политехнического института (КПтИ) в группе Бориса Иванова, выпускника этого вуза. В Куйбышеве тогда было две основных, как тогда говорили «системы» горников – система Геннадия Свиязова и система Бориса Иванова. Иванов раньше ходил в группе Свиязова, тогда этой группой был сделан первопроход перевала Жигули. В конце 60-х годов Свиязов, имея склонность к новым районам, переключился на Матчу, затем на Кодар, посчитав Фаны для себя исчерпанными. При том уровне снаряжения действительно был близок предел для логичных и разумных первопроходов. Матча была мало вспахана и резон перебраться туда был.

Иванов считал, что еще есть где «поковыряться», даже в таком «затоптанном» районе, как Зиндон. За два сезона были сделаны такие первопроходы:

В 1970 году: 1 Пер. Куйбышевский, между пер. Жигули и п. Зиндон, где теперь на карте фигурирует Кузбасс. Сложность перевала из П.Зиндона в Казнок, оценили 2Б, У Бориса был принцип, что лучше немножко занизить «чтоб люди не смеялись, что у страха глаза велики». 2 Пер. Сказок, перемычка к востоку от п.Чаплыгина, из Правого Зиндона в Левый. Перевал некардинального значения, фактически обход озера Большое Алло, у нас он был акклиматизационно-тренировочный. Оказался технически интересным, Иванов давал 1Б. 3 Пер. Курумоч, односторонний перевал из Правого Зиндона к Куликалонам, перемычка между Марией и Мирали, бесспорно оценили 3Б.

В 1971 году:4 Пер. Сарышах, между Газнычом и Сары-Шахом. Проход от Малого Алло к к. Зимтут оценен 2А по Ивановскому принципу. 5 Пер. Волжская Коммуна (не путать с ранее пройденным пер. Волжский). Это симпатичный ледовый кулуар между вершинами Зиндон и СОАН. Мы шли из Правого Зиндона в Левый. Оценили 3А-3Б.

В ходе акклиматизации и заброски был пройден и простой перевал Зау (так таджики называли эту перемычку) юго-западнее Газныча, которого на карте не было (н/к или 1А). Спуск к истоку Зиндона из-под завала довольно противен и требует ориентировки, можно сдуру выйти на гнилые скалы и найти 2Б с приключениями. Этот перевал, безусловно, не претендует на спортивный первопроход, там с севера склон пастбищного характера, просто он может кому-то пригодится, например, зайти в тыл какому-нибудь врагу или наоборот, ускользнуть от него :].

Радиалка на пер. Зау с севера у нас вошла в комплексный набор для новичков в зимних единичках в 70-х годах. Впечатляющая панорама с него зимой. Я ввел с 1972 года практику для новичков: в единичку водить их зимой (50% цена билета для студента!). Летом уже готовый участник для двойки. На сокращенный километраж МКК смотрела сквозь пальцы, зато по условиям это была отличная школа, спартанский быт, не по травке топотить.

После похода 1970 года Иванов, имея связь с В.Попчиковским, сообщил, что тот интересуется линией спуска по стене Мария-Мирали и другими первопроходами. Мы по свежей памяти все расписали до каждой веревки и, будучи в командировке, Иванов передал Попчиковскому описания и взял его версию карты. Он сделал аккуратную копию карты, добавив перевалы Сказок, Куйбышевский и Курумоч, с соответствующим примечанием о редактировании в Куйбышеве по походу 1970 года. Кроме того, того, наш профессиональный фотограф И.Набоков сделал много фотографий с кальки карты форматом 13х18 и 18х24.

Эти компактные карты раздавали потом каждому участнику и дарили группам в горах и в Душанбе. Поэтому некоторые слухи об этих перевалах и остались на просторах СССР.

Перед тем, как перейти к описанию перевалов, придется отвлечься на пояснения по поводу неверного расположения на карте одной из серьезных вершин, потому что положение двух из них связаны с ней. Карта В.Завьялова, безусловно, очень качественно сделана, (вот бы нам такую лет 45 назад!), но в районе Правого Зиндона есть явная ошибка, не в упрек ему. Ошибка эта сидит на ней много лет и, возможно, заехала на нее с какого-то исходного материала.

Вершина СОАН на карте показана не южнее, а севернее перевала Волжский, который представляет собой довольно широкую седловину. Предполагаю возможность реакции «А ты что за … ком с горы, что ошибку видишь, а люди добрые не видят?», поэтому обосновываю. Почему люди добрые ее могут не видеть, поясню позже, но я в какой-то степени если и … ком, то именно с той самой горы На самом деле вершина СОАН (Сибирское отделение Академии наук) является соседом Зиндона, южнее перевала Волжский. Между ними есть ледовый кулуар, пройденный нами в 1971 году, седловина окрещена перевалом «Волжская Коммуна» (рис. 1).

Рис. 1 Массив Зиндон 4819 - СОАН 4722. Между ними пер. Волжская Коммуна

Была в Куйбышеве такая областная газета, с которой у нас существовали некоторые связи, эта газета и сейчас здравствует. С перевала мы сходили по гребню на Зиндон и на СОАН, в снятой с расположенной северо-западнее вершины записке новосибирских альпинистов указано было, что это именно СОАН.

В книге «К горным вершинам» Западно-Сибирского издательства (1976 г.) упоминается массовое посещение новосибирскими альпинистами Фанских гор в 1967 году. Цитата: «Взяты также юго-западное ребро Энергии, пики Зиндон и Амшут, Чаплыгина и Блока, покорена Сахарная Голова с ледника Ахбасой и новый пик СОАН». Не помню точно какого года была снятая записка, скорее всего именно первовосходителей (1967). Запомнился еще сувенирчик вместе с запиской – пластмассовая фигурка Микки-Мауса. Он до сих пор у меня хранится. Безусловно, новосибирским альпинистам лучше знать где их родная вершина. Да и на карте В.Попчиковского СОАН был соседом Зиндона.

Заглянем на сайт МАТЦ «Вертикаль» в список вершин по этой ссылке. Но там тоже не все слава богу с СОАНом. Под номером 102 здесь, очевидно, маршрут первовосходителей 4А 1967 г, (группа Хусаинова). Но здесь СОАН записан укороченным до 4500 м (видимо, высоту брали с этой же карты, то есть де-факто признали его неверное положение, тем более что описания маршрутов на СОАН в «Вертикали» нет). Настоящий СОАН стал на карте безымянным пиком 4722 (диво в Фанах, чтобы такую внушительную горку никто не покушался обозвать).

Да если и не приводить доказательств с запиской, а просто глянуть в Гугл (вживую еще нагляднее), то несложно понять, что не может в.4500, смотрящаяся в сравнении с в.4722 более чем скромно, иметь 3 стенных маршрута 5Б (номера 103-105 в списке «Вертикали»), а красавица 4722, оставшаяся безымянной, вообще в списке не фигурировать (рис. 2).

Рис. 2 Панорама Гугла: в.Зиндон, пер.Волжская Коммуна, в.СОАН, пер. Волжский, в.4500 (Чебышева??), пер. Сказок, в.Чаплыгина.

Предполагаю, имхо, что причина живучести этой ошибки в том, что туристам неоткуда знать это достоверно, да и по большому счету, для своих маршрутов это не мешает. Описания утрачены, некрутым альпинистам на этой вершине по 5Б делать нечего, 4А есть и поближе к «Вертикали», а крутые могут ходить и более эффектные маршруты и тоже поближе, не забираясь в глубинку. То есть, видимо, она до поры до времени никому не нужна, как тот самый Джо неуловимый.

Может эта ошибка с СОАНом уже была кем-то замечена, а я тут создаю много букв и доказываю очевидное, но мне это неизвестно, мешает рассказу о конкретных перевалах, прошу не осуждать.

Кстати, на более ранней версии современной карты СОАНу тоже не повезло по другой причине. Записан он был не аббревиатурой, а как Соан (гуляет еще такая версия карты), видимо и получился следующий забавный эффект испорченного телефона (рис.3).

Рис.3 Фрагмент ранней версии карты.

В одном из отчетов на ScyClub.cом.ua один парень, описывая свои приключения многократно называет СОАН как Сван, видимо карту еще дополнительно поредактировали (или в уме исправили), посчитав, что так правильнее и Соан – ошибка, искаженное название в честь представителя славных кавказских горцев. В последней версии карты Завьялова написание названия исправлено до аббревиатуры, а расположение осталось ошибочным.

Помню еще, что где- то в 70-х в общении с одной из групп в Фанах слышал, что вершина Чаплыгина (в честь академика, работавшего в войну в Новосибирске) имеет своим соседом (через пер. Сказок) п.Чебышева (ученый-математик 19-го века). Похоже по почерку на деятельность новосибирцев, но это были разговоры, за достоверность не ручаюсь. Теперь, разобравшись с СОАНом, можно говорить подробнее о перевалах в этом хребтике.

Итак, первопроходы 1970 года.

Перевал Сказок Перевал находится между двумя вершинами по 4500м, правая из которых п.Чаплыгина. Название дали из-за жандарма на гребне характерной формы, напоминающей то ли растопыренного горланящего петуха, то ли другого сказочного персонажа, если смотреть из Правого Зиндона. Некоторая фантастичность седловинки наблюдалась при клубящейся облачности, в разрывах которой мелькали фигуры на гребне (рис.4).

Рис.4 Пер. Сказок и скан рисунка перевала из описания

Рис.4_1 А здесь задорный петушок на пер. Сказок выглядит веселей

Ночевали перед перевалом в Правом Зиндоне. Снега в 1970 году было достаточно, весь кулуар доверху был забит снегом и фирном, в самом верху ледок. Хороший снег делал подъем технически приятным, представляю, как бы пилилось здесь по сыпухе. Именно сыпушным в основном этот кулуар видится на современных снимках, может в июне снежок получше. Здорово подсохли Фаны.

Шли двумя связками (Б.Иванов - Р.Ягудин, В.Ермолаев - А.Тарасов) в три такта вдоль правой по ходу скальной кромки. В верхней части переход косым траверсом влево на скальный плитообразный остров по плотному фирну с ледком. Небольшая изюминка была в переходе со льда на гладкие плитообразные скалы в кошках. Повыше от кошек можно было избавиться. Скалы несложные, метров 50. Гребень любопытный, очень узкий, можно даже сесть, раскорячившись и свесив одну ногу в Левый, другую в Правый Зиндон.

Спуск дюльфером 50 м по крутым скалам на снежник 30-40 град., после снежника неплохая сыпуха, местами с лифтовым характером. Оставил позитивные эмоции, правда был и косячок. Веревка при продергивании очень удачно нашла трещинку и заклинилась, виновник лазил исправлять. Но зато тем самым проверили, что скалы идутся, то есть, перевал двусторонний.

Этот перевал хорош для акклиматизационно-тренировочного кольца, при базовом лагере на озере Большое Алло, как мы его и использовали. Не так уж много в Фанах относительно несложных перевалов с таким разнообразием поверхностей. Если хороший снежок, то будет полный набор в одном флаконе: и по снегу связочкой пройтись, немножко полазить, полноценно чисто дюльфернуть на сравнительно прочных крутых скалах, и на лифтовой сыпухе съехать. Камнепадность умеренная.

Конечно, это все же не 1Б по Ивановской классификации, твердая 1Б*, а есле ледок усугубит, то полноценная 2А. Если сравнить с Казноком Западным, то поинтереснее будет, там ведь южная сторона растоптана и заглажена ботинками и задницами до крайности. Высота 4265 по нашему авиационному альтиметру, очень приличный взлет сразу от днища Правого Зиндона. Проходили за день до Б.Алло.

Перевал Куйбышевский

На пер. Куйбышевский (рис.5) шли тремя связками: Б.Иванов - Г.Цветков, В.Ермолаев – А.Тарасов, Р.Ягудин – М.Шутенкова. До бергшрунда шли в три такта, выше под тонким слоем снега появился лед, и началась рубка ступеней и провешивание перил. Жумарами, естественно, не пахло, в ходу был старый добрый пруссик и узел Бахмана.

Рис.5 Линия подъема на пер. Куйбышевский.

Забивачились немного ниже перевала, на скалах справа есть неплохая площадка под палатку, на несколько метров ниже - поменьше. Спуск не слишком крут, поэтому нижние веревки проходили не дюльфером, а спортивным.

Надо сказать, что это лето, по мнению регулярных фанских ходоков было какое-то нетипичное. Справедливости ради, следует сказать, что традиционную сварливую ворчалку-бурчалку-пыхтелку «…а еще солнечные Фаны!» мне потом приходилось регулярно слышать (да и самому бормотать при неугодной погоде) часто, да и сейчас эта припевка звучит нередко в отчетах, но в 1970 году действительно было что-то, по крайней мере следующие 16 лет такого мне видеть не приходилось. Снежных осадков было много. Говорю это не потому, что это было плохо, или приукрасить трудности, просто несколько нехарактерно, а Фанам вообще, по-моему, снег к лицу: мерзкую сыпуху прикрывает, ландшафт красочнее. Конечно, любителям сухих скальных маршрутов обильный снег как серпом, но большинство перевалов в Фанах хороший снег сильно облагораживает. Чимтаргу тогда сверху донизу по снегу в три такта ходили.

На спуске с Куйбышевского день отсиживались в конце спуска вшестером в палатке-двойке на широкой полке, любуясь лавинами, которые каждые полчаса, как товарные поезда, грохотали на Скальной Стене, обычно сухой как вобла.В посте А.Джулия (надеюсь, он не обидится, ну нет у меня такой хорошей подходящей фотки!) есть фото южной стороны, где я узнал приютившую нас скалу, под которой отсиживались (небольшая темная стеночка справа внизу).

Кстати, о фотках. К сожалению, время, суета переездов и другие факторы изрядно проредили мои архивы. Особенный удар нанес один из организаторов туристского вечера, которому я по глупости и доброте душевной выдал напрокат коллекцию слайдов. Долго потом не мог найти концов, пока заботы, связанные с маразмами поздней перестройки и 90-х годов не заставили махнуть рукой на потерю.

Все верховье Казнока было забито снегом, как зимой (была середина июля). Возвращались на Б.Алло через пер.Студентов (который упорно называют до сих пор Ложный Юбилейный) и весь путь до него тропили по снегу.

Кстати, о Ложном Юбилейном. Вот фрагмент скриншота страницы сайта Вестры (полагаю, что не нарушаю ничьих авторских прав в данном случае). Борис и двое ребят таким образом шли этот перевал второй раз, поэтому прошли мы его довольно шустро и без стонов, благо погода улучшилась. Спусковой кулуар был присыпан снегом, поэтому с камнепадами меньше было напряга. Кстати, на сайте «Вертикали» в списке перевалов Куйбышевский 3А фигурирует под номером 2.26, на карте Завьялова на этом месте Кузбасс.

Перевал Курумоч 4780

Главной задумкой похода 1970 года была перемычка Мария - Мирали. В то время ходили слухи о каком-то полуаварийном прохождении перевала Дон на стене Мирали. Иванов считал, что «грешно не расписаться на таком внушительном заборе» и «весьма богоугодно» сделать там свой вариант, желательно безаварийно. Гугловский рисунок позволил выбрать удобный ракурс, тем более снежная обстановка на нем соответствует тому сезону (рис. 6).

Рис. 6 Линия спуска с пер. Курумоч (сев. стена Мария-Мирали)

Подъем на перемычку Мария-Мирали из Правого Зиндона достаточно тривиален. Поднимались, как на Мирали, а затем траверсировали по дуге влево. Шли двумя связками: Б.Иванов - Г.Цветков, В.Ермолаев - А.Тарасов. Досаждал часто набегающий туман, на минуту-другую просветление, рисуем стрелку на снегу – куда идти. Идем, появился просвет – корректируем направление.

Фотографировать тогда было нереально, вот фото это седловинки под вершиной Мария из другого похода в малоснежное время в конце лета с подъема на Мирали (рис. 7).Рис. 7 Седловина пер. Курумоч с юга.

Площадочка на гребне была аккуратно выложена плиткой, альпинисты на Марию уже ходили. Иногда резко кратковременно раздергивался облачный занавес, и в этой рамке ярко светилось разноцветье Куликалонских озер, над которыми, что удивительно, было почти безоблачное небо. День отсиживались в палатке, так как все затянуто облаками, периодически налетали снежные заряды из крупы.

Пейзаж, как с крыла самолета, подсказал имя перевалу. Курумоч – это имя нашего аэропорта по названию деревни рядом. Исторически деревня была сначала калмыцкой, построенной в 18 веке по приказу Татищева, а по калмыцки Корум «каменистое русло» (там речка есть, Курумка, с доломитовым руслом). Курумочский сосновый бор – любимое место для туристской братии, тоже символично. Почти все родные названия уже были использованы в Зиндонской подкове поэтому Курумоч утвердили.Несколько лет спустя при встрече с одной группой в Фанах, у которой был наш вариант карты, я услышал авторитетное разьяснение, что это местное название с тюркскими корнями, означающими развалы камней, короче курумник, дескать, нечего куйбышевцам примазываться, тем паче придумывать перевал, где добрые люди не ходят.

Через день отсидки показалость, что погода улучшилась. Позднее действительно оказалось, что не просто показалось, а очень сильно примерещилось, надо было крестится. Встал во весь рост вопрос гамлетовского характера: или туда, или сюда. Сроки поджимали, харчей не густо. Начали спуск дюльфером на первый сверху висячий ледничок. Как только все перебрались на первую скальную полку, размером с палатку над краем верхнего ледничка, опять все заволокло.

Стена Мария – Мирали имеет специфический рельеф – скальные пояса-бастионы перемежаются крутыми висячими ледничками. Это определяло нашу общую тактику прохождения спуска. Нужно было на каждом ледничке по возможности отрабатывать косой траверс в сторону центра стены. Во первых, в центре стены была меньше высота скальных бастионов, во вторых, желательно было отдалиться от неприятного соседства с мощным висячим ледником под вершиной Мирали. По мере накопления снега с него периодически сходили лавины. Там постоянно что-то ухало, грохало и тибидохало, особенно пужливо это было когда накатывал туман и не видно было куда что летит. Казалось, вот-вот выскочит из тумана грозный бабайка и заберет. Впоследствии эти ощущения вспомнились, когда появился триллер по Стивену Кингу «Мгла». Этот гнилой угол стены окрестили «гнездо полярной лисички». Ночью лисичка тоже допоздна сильно возилась в гнездышке, видимо, умащиваясь. Это сильно напрягало и мешало имитировать ровный, спокойный, здоровый сон на сидячих ночевках.

Так как очередным траверсом нужно было выходить к оптимальной точке закрепления дюльферной веревки, естественно, не видной с верхней кромки ледничка, Иванов выходил на ее поиск на «лягушке». Так назывался у нас (термин заимствован у тольяттинских альпинистов) способ разведки или протягивания веревки на спуск на неотвесных участках. Разведчик уходил на страховке за грудную обвязку внатяг, не затрачивая поэтому лишних усилий на удержания себя и имел свободные руки для нужных маневров на крутом склоне. Для этой цели у нас была добротная шестидесятка, естественно рыболовного происхождения.

Полезное время сильно ограничивалось не только капризами погоды, но и тем, что к вечеру возрастала активность камнепадов. Биваки делали или на скальных полочках, выбирая нависания, или на верхней кромке ледничков. Срубали лед до ширины, позволяющей сесть рядышком спиной к скале. Брезентовую палатку ставили односкатно на крючьях. На бивачную площадку камни практически не залетали, потому, что разогнавшись на ледничке выше, как с трамплина улетали довольно далеко от стены и с резким фырканьем проносились в нескольких метрах.

Постоянно набегающий туман сильно тормозил спуск, ведь приходилось тщательно разведывать точку закрепления каждого очередного дюльфера, чтобы попасть на подходящую полку для очередного этапа. Шлямбурная техника у нас только на горизонте появилась, без приличной площадки для пересадки было не обойтись. В результате удовольствие растянулось дней на шесть, один из которых пришлось провести на биваке, ограничившись разведкой. Когда добрались до ледника над первым скальным ярусом, погода наладилась.

Крайняя ночевка на нижней кромке ледничка над первым бастионом была роскошная, под защитой большого камня. Она первый раз была лежачей, в спальных мешках как у белых людей. Вышли значительно позже обычного, дождавшись солнышка, чтоб слегка обсушиться, а то носочки на прежних ночевках только на теплом животе удавалось подсушивать. В постоянной сырости ногам было нехорошо. Да и поспать чуток нормально было неплохо, чтоб не засыпать в неподходящий момент. На солнышке слегка разомлели, и озвучивалась общая мысль, что если б еще схомячить что-нибудь, то вообще «полный разврат, как в Сочах». Уже виден был конец спуска.

Сушились зря. Первый дюльфер с этого бастиона частично попадал под струю водопада. Порывы ветра мотали ледяную струю, казалось, что это шалит добродушный слоник, поливая из мотающегося хобота. Не всегда от струи удавалось откачнуться маятником. Встречались поднутрения и тогда ножонки сучили в воздухе без опоры. Светило солнышко, леднички радостно таяли. Щедро обсиканные слоником-шалуном брезентухи и свитера стали абсолютно мокрыми, в триконях хлюпало, но настроение было праздничное и торжественно-взволнованное. Еще немного, еще чуть-чуть…

Крайний дюльфер с небольшой площадки в нижней трети бастиона был с приключением. Совершенно поиздержались с расходным репшнуром на спусковые петли. Помимо спусковой шестидесятки были связочные сороковки, но резать их казалось кощунством, душила сильная жаба и победила. Был трофейный кусочек настоящей импортной веревки в цветной оплетке, подобранный около мусорной ямы на Большом Алло из рачительности для хозяйственных целей. Вертели его, цокали, прикидывали – ну не могла же 10 мм основа настолько сгнить, чтобы не удержать вес человека без рывка? Да если даже вдвое ослабла, за глаза прочности хватит. Ведь внизу на стоянке нашли, не на скалах же год висела под солнцем, она же красивая такая… Оказалось, что еще как могла. Что ж, и киты международного уровня на этом прокалывались, как показала жизнь.

Но для надежности петлю сделали двойной, и сделали сразу сдвоенную спусковую систему, чтобы испытания ее прошли с верхней страховкой. Это, как обыкновенно, делал у нас последний. Но уже начинало темнеть, и последнего негуманно было оставлять в темноте копошиться наедине с такой работой. Иванов начал дюльферять, а свободные от страховки вывесились на своих репшнурах с полки и, проникшись пафосом текущего момента, жадно наблюдали за процессом, торжественно комментируя, как штурман лайнера при посадке «Осталось двадцать метров! Десять! Пять! Туш!»

Раздался струнный звон лопнувшей такой красивой сдвоенной петли, и вся спусковая система со свистом ушла вниз, чуть не оторвав губы, приготовившиеся сыграть туш. Страховка натянулась. Через несколько секунд цветистые многоэтажные рулады снизу, многократным эхом отразившиеся от скальных стен Мирали, возвестили, что не все плохо. Потом Борис сказал внизу, что веревка на такой глубине, хоть и была далеко не динамикой, дала солидный растяг, но крутизна ледника у скальной стенки была приличная, поэтому впечатался он умеренно. Более неприятно было довольно ощутимое падение всей спусковой фигни с пятидесяти метров на голову и ожидание попутного камня. Но стеночка была монолитной и вертикальной, поэтому веревка не сумела захватить с собой за компанию булыганов, а уж от веревок каска защитила.

За страховочную веревку вытянули спусковую систему наверх. Жаба капитулировала и уже не душила. Почти новая связочная веревка-сороковка была безжалостно и без всяких причитаний пущена под нож… Этот урок очень хорошо запомнился.

Когда ввалились ночью в абсолютно мокрых брезентовых штормкостюмах к костру на стоянку плановых туристов, они очень дивились, откуда мы такие сырые после безоблачного дня, предполагали, не шли ли мы вброд через озера Дюшаха, заблудившись впотьмах.

Утром у подошедшего таджика-чабана, угощавшего айраном, узнали, что уже неделю в Фанах стоит хорошая погода, только над массивом Чимтарга – Мирали - Мария все время висел тучизм. Осмыслив эту подлянку, признали, что нам исключительно повезло и Бог нас любит. Ведь, если верить философской песне, « нелюбимым Бог дает корыто сытости, а любимым Бог страдания дает».

Корыта сытости у нас тоже точно не было, так как последние дни мы просто «заваривали» зеленый чай, бывший в избытке, холодной водичкой. Упомянутая выше «полярная лисичка» иногда делала бесшумные вылазки из своего гнезда и подкралась на тонких ножках сначала к харчам, а потом к верному примусу «Шмель». Этим она сразу сняла с нас часть бивачных хлопот, высвободила массу времени для культурного досуга и заставила перейти на очень жесткую диету с вегетарианским характером.

Пока копошились с обустройством ночного седалища, чай поспевал. Оставленная наутро часть суспензии становилась густой, настой укреплялся целебными теином, витаминами и флавоноидами до упора. Буро-зеленую жижу подсаливали, выкидывали пластинки льда, добавляли сухарных крошек, пока они были, и с умеренным аппетитом неспешно хлебали ложками как наваристый супчик, потряхивая раскисшими нифилями на ложках, как мясом. Тонизировало, что и требовалось. Курящий Витя даже приспособился вертеть из зеленого чая козьи ножки и отзывался положительно, хоть и матерился тихо при затяжках.

В культурную программу ночью входило вспоминание подходящих по ситуации анекдотов и песен и тихое их подвывание Хитом была песенка Бориса Полоскина:

Как будто бы назло Туман мосты развёл, И, словно угольки, Погасли краски в нём. ... Я маленький пацан, мне нужен солнца свет, Да вот как на беду, туманище какой…» Но если солнца нет, Что ж, помоги, туман.

Интересно, что при тотальном многостороннем издевательстве над организмом, никто даже не чихал и не кашлял. Ветераны говорили, что такое в окопах бывало. Весь этот нехитрый спартанский быт добавил много шарма и колорита в маршрут и создал массу трогательных воспоминаний.

Когда все закончилось и расслабленные тельца лениво возлежали на курпачах в чайхане добрейшего Рустамши-ака в абрикосовом саду, обоняя аромат куста роз, вкушая спелый сочный урюк, запивая его душистым чаем и сыто щурясь на сверкающий купол мавзолея Абу Абдаллаха Рудаки, у кого то выскочила любопытная мысль, что если бы погода была все время хорошей, то кайф сейчас был бы не такой густой и жирный, а значительно жиже.

Продолжение следует.

Место: Фанские горы

www.risk.ru

Фанские горы: Часть 4

Вершины Москва и Амшут и перевал Олимпийский 3Б с седловины перевала Юбилейный ложн.Олимпийский, 3Б,повышенной опасности (камнепады). Пройден, наверное, чаще других. Односторонний. Севернее п. Москва. Сложная сторона – со стороны оз. Верх. Алло. Подъем здесь проходит по В. стене п. Москва, м-т 5А к. тр. При подъеме по определяющей стороне это скорее, 3Б*. Очень приятный перевал, впечатляющие скалы. Мы его хотели пройти в 2000 году, но не успели.

Ну и плечи, пройденные под моим руководством. Это все фактически через вершины. От места, которое обозначено седловиной, до вершины от 5 до 15 минут. Плечо Ганзы на подъеме с ледникаИмат – комбинированный маршрут на 42 веревки, из которых 18 – скальных. Спуск на перевал седло Ганзы, откуда можно уходить в любую сторону.Плечо Чапдары пройден был с перевала Талбас(заход на который также возможен с разных сторон). Далее по м-ту 5А почти до вершины (высота 4980, откуда начинается спуск). До вершины от этого места – 15 мин. без рюкзаков. Спуск – это также классический спуск с в. Чапдара, на ледник Бодхона. Пробит не мерянным количеством шлямбуров в разных местах и разных направлениях, через каждые 20-25 м (для спуска с одной веревкой). В зависимость от удачи и состояния спуска (т. е. количества льда на скалах) можно спуститься дюльферами от 4-х до 22-х полных веревок. Нам хватило 8-мь веревок. С точки зрения туризма перевал двухсторонний. Подъем с ледника Бодхоны – это тоже хорошая 3Б, с участками приличного лазания. С точки зрения безопасности – очень хороший перевал. Ну и плечо Энергии. Высота 5100, до вершины – 5 мин. По южной стене Энергии прилично сыпет, но выбирать путь можно. Тоже очень приятный перевал, ведет в трех направлениях, т к. с перевалаЧимтарга или Жигули можно уходить в любую сторону (соединяет долины рек Казнок, Зиндон,Чапдара). Односторонний, основная сложность – по южной стене в. Энергия. Заходить на стену можно с перевала Жигули 3А. (Мы поднимались через перевал Кузбасс, 3А, и далее траверсом на пер. Жигули).Теперь немного о перевалах 3А. Кроме имеющихся в Гиссарском хребте. Адиджи. У одноименной вершины. Снежно-ледовый. Сложность ближе к 2Б, т. е. 3А довольно слабенькая. Односторонний, сложнее – с лед. Бодхоны. Здесь же возможны ледовые обвалы, как-то под обвалом погибла вся группа из Запорожья. Проходится за один день. Со стороны р. Сурхоб – 2А. Южный склон перевала Блок 3АБлок. Так же простенькая 3А. Определяющая сторона – ледовый склон со стороны оз. Б. Алло. Но, тем не менее, перевал двухсторонний, с противоположной стороны – несколько дюльферовпо скалам с хитрым путем – непосредственно на седловину простого пути нет, заход идет траверсом вдоль гребня через несколько жандармов – этот путь добавляет колорита перевалу. Северный склон перевала Блок 3АЖигули, Кузбасс. Это параллельные перевалы между в.Энергия и Зиндон. Ведут с р. Казнок на р. Пр.Зиндон. Жигули – односторонний перевал, определяющая сторона – скальная, с р. Казнок, а сЗиндона – простая осыпь и ледник, сложность скорее 1А. Кузбасс – двухсторонний, с Казнока скалы, но проще, чем на Жигулях, с Зиндона – ледовый склон, очень похожий на склон перевала Блок.

С противоположной стороны от п.Энергия, в восточном гребне имеется ещеперевал Энергия, 3А. Тоже двухсторонний, со скалами на юге (с р. Казнок – осыпи и скалы), и ледовым склоном на севере, на пути к Мутным озерам. Очень неплохой перевал для «пятерок», но ходится редко, может как раз из-за отсутствия в классификаторе (пройден впервые в 1984-м году).С Б. Алло в сторону Куликалонских озер имеется еще один перевал 3А – седло Сарышах. Про него мне известно довольно мало, на вид он двухсторонний, весьма неплохой.В верховьях р. Арчамайдан имеется еще несколько 3А – Кштудак, немного обособленный перевал, ипараллельные Сарыходаны (восточный и западный) и седло Москвичей. Из трех последних в одном походе правильнее выбирать какой-то один. Характерный провал – перевал Имат 3А с юга. Снято с седловины перевала Динозаврик 1Б.Между Мутными озерами и Пр. Зиндоном есть еще одна 3А – это перевалМирали (Ленинградский). Между в. Чимтарга и Мирали. Но имеется большой объем информации о несоответствии его этой категории. Это скорееслабенькая 2Б. Особенно если учесть, что по определяющей его стороне проходит путь подъема на в. Чимтарга по м-ту 2Б. Вероятно, в ближайших дополнениях к перечню перевалов его категория будет изменена. Ледник Имат на участке подходов к маршруту 5А на в. Б. Ганза и пер. Фанскаясказка 3А.Вот и остались всего две 3А с ледника Имат – Фанскаясказка и Имат. Должен заметить, что, на мой взгляд, оба эти перевала ближе к верхней ступеньке сложности для перевалов 3А. Оба они – двухсторонние. Фанскаясказка с р. Желтая – это 300-метровый ледовый склон с бергшрундом, с ледника Имат – крутые скалы и лед на 5 веревок, а потом еще ледопад – для Фан явление весьма редкое. Имат с ледника Имат – это 500 метров веревок по льду и снегу с участками скал, а с юга – скальные бастионы, при спуске непосредственно с седловины – с отрицательным уклоном. При подъеме отрицательные бастионы обходятся, но при этом приходится вылезать метров на 200 выше седловины. Если Фанскую сказку от взлета до взлета реально пройти за один день, Имат, как правило, проходится два дня. Только в 2000-м году с очень сильной командой из 4-х человек нам удалось пройти его за день (всего я ходил его трижды). При подъеме с юга по скалам идти его нужно два дня – часов с 12-ти северный склон здорово простреливается камнями и спускаться во второй половине дня просто опасно. Имат, на мой взгляд, в чем-то сложнее таких Кавказских перевалов, как, к примеру, Крумкольский провал 3Б. Единственным упрощающим фактором является то, что на Иматевся сложность сосредоточена исключительно на перевальных взлетах. Северный взлет перевала Фанская сказка 3АЗасады. Есть в Фанах несколько мест, где можно попасть в «засаду» по незнанию. Это означает, что иногда к подготовке и изучению материалов по перевалу нужно подходить внимательно. Таких «засад» я знаю минимум три – это перевалы ВАА,Мазалат, перевалы 1А-1Б, ведущие в верховья р. Серима, а также перевалы Кштудак З. – ПштикульВ. С первых двух, если не знать, что необходимо через ближайший отрожек перевалить на ледник М. Ганза, вы попадаете в замечательный каньон, который в целом тянет на 2Б (хорошие скалы). В эту «засаду» мы попали в 2000-м, затащив заброску в верховья каньона (снимали ее почти весь день, супоминавшимися дюльферами). Это место уже исправлено в классификаторе, с указанием, что при прохождении каньона это 2Б. В верховья же Серимы можно попасть целым букетом перевалов 1А-2А, без всяких указаний, что спуска вниз практически нет (тоже минимум 2Б), и выходить из верховьев лучше любым другим перевалом из этого же букета. Особенно если учесть, что со слов местных жителей в каньоне обвалилась гора, так что подобие тропы, которое там когда-то было, и некоторые ее находили, теперь отсутствует. Мы пролезли этот каньон в 2003-м, при прохождении перевалаНорват, 1А. Через боковой отрожек, где мы обнаружили для себя приемлемый проход, получилась очень приличная 2Б, 8 веревок по скалам, и не факт, что другая группа обойдется здесь тем же количеством. И целый день работы – слезли мы в верховья Серимы практически к темноте. Такая вот там 1А. Да и высота пройденной в отроге перемычки – 3100. Спуск простой – трава и осыпь. На всякий случай обозначили это прохождение перевалом каньон Серимы 2Б.Перевалы же Пштикуль В.+Кштудак З. – это связка 2А. Если же проходить их раздельно (т. е. один из них) – придется проходить каньон р. Пштикуль, что сразу увеличит сложность этих перевалов до 3А.Вполне допускаю, что в районе присутствуют еще подобные места.И еще несколько слов о разных перевалах. В Фанах вполне возможен поиск новых прохождений, в том числе и простых перевалов. Но имеется не малое количество давно пройденных, но по каким-то причинам не классифицированных (т. е. отсутствующих в «Перечне…») перевалов. Во многом – из-за отсутствия информации. Из известных – например, перевал Мазалат с Мутных озер на Казнок (в последний перечень его уже внесли). А в 1998 году в поисках нового перевала в южном отроге в. Линкор мы нашли несколько перевальных записок Львовской команды с обозначенными переваламиКрасноключенский 2А, Игоря Бандривского 2Б. Только в 2000-м году нами был пройден наиболее простой и логичный перевал Линкор 1Б, но логичный при продолжении движения через перевал Сурх1Б. В том же узле, но в боковом отроге, в 2003-м году прошли перевал Динозаврик 1Б. А еще есть узел с перевалами Юбилейный 2А и Зиндон 2Б. Между ними присутствуют еще две седловины – Юбилейный ложный, и Зиндон ложный. На ложном Зиндоне мне довелось лишь читать записку, а Юбилейный ложный мы ходили. На него элементарно попасть со стороны р. Казнок вместопер. Юбилейный 2А, если невнимательно читать описание или его не иметь (нам пришлось идти его из-за конфликтов с местными). При спуске на Зиндон это хорошая 2Б, если же идти на подъем – очень не простая 3А. Не плохой перевал, и интересный. Но если на него вылезти с «троечной» группой – проблемы могут возникнуть. Да, ходили его неоднократно – на перевале лежит записка-предупреждение с «криком души» какой-то из групп «не ходите сюда, это не то…». Весь спуск по щели (а ходили его пока только на спуск по сложной стороне) пробит крючьями во многих местах (мы еще добавили). Альпинизм. Учитывая сегодняшний день, можно однозначно утверждать – альплагерей «советских времен» в районе не осталось. Впрочем, как и везде в средней Азии. Лагеря по работе с клиентами –это пожалуйста. Но то, что происходит на Алаудинах, в рамках работающих там сборов разныхальпклубов и разных городов, с организацией, налаженной Р. Г. Арефьевой, вполне похоже на учебные мероприятия для начинающих альпинистов. А уже сформировавшиеся спортсмены вполне могут пользоваться всеми услугами базы – начиная от проживания и питания, и заканчивая описанием маршрутов – вот уж чего нигде больше нет в Азии – так это описаний на месте дислокации (этот принцип работы сохранился, по-моему, только в Российских альплагерях). Алаудины – место дляальпмероприятий практически идеальное. Вокруг – любой сложности маршруты, почти на любой вкус (почти – так как большинство маршрутов – скальные). Здесь сосредоточена обширная «новичковая» зона с маршрутами до 3Б, и уже более серьезные восхождения до 6А включительно. Подходы – кратчайшие, перепады высот на маршрутах – на любителя (т. е. есть короткие, есть длинные).Посмотрим окружающие пятитысячники. Южная стена в. Чимтарга с в. ЭнергияС Мутных озер на запад – Мирали, Чимтарга, Энергия. С перевала Мирали можно подняться простейшими маршрутами на в. Чимтарга (2Б) иМирали (3Б, но, по-моему, там проще), с перевалаЧимтарга имеется простой (2Б, но реально там 2А) маршрут на в. Энергия. Перевал Энергия 3А и в. Энергия. На пути кпер. Чимтарга 1Б.На Чимтаргу со стороны Мутных озер есть еще несколько маршрутов 4А-4Б, очень неплохих. Более сложные восхождения, включая 6А – со стороны р. Пр. Зиндон. Интересно было бы узнать у альпинистов, ходили ли эту 6А после первопроходцев хотя бы один раз?

Вид на южную и зап. Стены в. Чимтарга с перевала Кузбасс.Под эти маршруты на Чимтаргу (5А-6А) довольно просто попасть через перевал Чимтарга 1Б, заложив на подходы лишний день. На Мирали (и соседнюю с ней Марию) сложные маршруты проложены с севера, по Куликалонской стене, восхождения можно начинать, базируясь в а/л «Артуч», но и сАлаудинских озер подойти под Куликалонскуюстену труда не составляет – тот же лишний день на подходы через любой из перевалов н/к-1Б – и вы под стеной. Это и удобнее – простейший путь спуска с Куликалонской стены идет на Мутные озера. Имеющиеся маршруты на Мирали и Марию – до 5Б к. тр. В. Энергия с пер. Чимтарга, м-т 2Б. Вершины Энергия и Чимтарга с востока. Вершины Энергия и Чимтарга с востока На южной стене в. ЭнергияЗамок – Как бы отдельно стоящая гора, не в хребте. У нее осыпной купол, есть и скальный выход вровень с куполом, который одни считают жандармом, другие – как раз вершиной (при подъемах стенными маршрутами на скальный этот бастион или пупырь никто не лезет – там еще лишняя скальная веревка, снимают записку в туре на осыпном куполе). Простейший маршрут на Замок – снежно-ледовый, через перемычку (ныне перевал Замок) между Пайхамбером и Замком. Сложность его – 2А, он же является спусковым маршрутом для всех восходителей на Замок по стенным маршрутам. Остальные маршруты на Замок – 5А-6А, более простых (кроме спускового) нет. 6А – это известные маршруты Тищенко и Архипова по северной стене «бастиона». Бастион – забавный «откол» от Замка, отделенный от него скально-осыпной перемычкой, с которой можно спуститься, не заходя на вершину Замка. Этот «бастион» имеет свое название – Парандас, который более чем на полкилометра ниже в. Замок (а точнее – 4380 м). Вероятно, по аналогии с другими вершинами, правильнее было бы назвать его Замок северный. На Парандас теперь ходят, как на самостоятельные восхождения. Да, между маршрутами Тищенко и Архипова проложил свою линию Володя Могила из Одессы. Забавно то, что те же маршруты, «обрезанные» по Парандас (выше – веревок 10 до Замка по сложности 4-5-е лазание, т. е. примерно лишний день) стали 5Б. Насколько это справедливо – не берусь судить, но вызывает некоторые сомнения… На Парандас – около километра веревок, из которых половина – 5+-6 к. тр., 4-5 дней… Это, конечно, не Аксу, но все же… Маршрут Солонникова на Чапдару проходится за то же время, хотя и длиннее почти вдвое. Так что не все здесь понятно и корректно. А, зная мнение на эту тему многих знакомых альпинистов, могу лишь удивляться лишний раз. Но самое интересное в другом – в «дополнениях к перечню вершин» эти две «шестерки» на Замок исчезли. Есть теперь Парандас – маршруты 5Б. А маршруты первопроходцев – Тищенко и Архипова – из «перечня…» исчезли – во всяком случае, в варианте первопроходцев. Двигаясь дальше по кругу, Попадаем на ледник Бодхона и под стену одноименной вершины (или наоборот – это не важно, здесь же, очевидно, начинаются маршруты на Замок с северо-восточной стороны). Стена Бодхоны – очень впечатляющее зрелище, особенно если учесть, что она почти всегда в тени – экспозиция западная, а «через дорогу» на запад возвышается глыба Замка, которая под вечер своей тенью «убирает» солнце с Бодхоны достаточно оперативно. Как результат – довольно «мокрое», или «сырое» лазание по далеко не простым маршрутам – 5А здесь один, все остальное – 5Б-6А. Из них мне очень нравится маршрут А. Мошникова – очень хочется когда-нибудь его пролезть. Дальше в этом созвездии стоит Чапдара – ну, маршруты на нее возвышаются прямо над лагеремальп. центра, поэтому через какое-то время м-т Солонникова вам будет просто сниться арапом Петра великого – уж больно черен. Чапдара 5049 с севера. Маршрут 5А по сев.гребню Вершина Адамташ. Вид из базы «Вертикаль-Алаудин»Несомненно, особенно учитывая статистику восхождений в этом районе последних лет, маршруты на Фанские пятитысячники сАлаудинских озер наиболее популярны. Но есть еще и Парандас – хорошая «шестерочная» школа, особенно для тех, кто в будущем мечтает перебраться к массиву Аксу, 4810 и др. в соседнем районе. Дислокация на Куликалонских озерах уже обеспечивает гораздо более ограниченную географию восхождений, наиболее сложные из которых сосредоточены в районе Куликалонскойстены, а «шестерки» имеются в ее левой части – нав. Адамташ. Кстати, подходы к сложным маршрутамна в. Адамташ от а/л «Артуч» и от Алаудинскихозер вполне сравнимы по времени. Вершина Большой Ганза с востока. Маршрут 5А по В. ребру, перевал Фанская сказка 3А с юга.Собственно, в районе присутствует еще много интересных маршрутов, просто менее доступных, чем перечисленные. Это маршруты на тот жеЗиндон, где имеются несколько «шестерок» (интересно, повторялись ли эти «шестерки» в последние годы?), в районе п. Москва (до 5Б на Москву, Амшут, Сахарную голову), массивДукдона с маршрутами до 6А. И много других, в т. ч. не пройденных. Из не пройденных маршрутов весьма интересной выглядит восточная сторонаБ.Ганзы с ледника Имат (где мы в 2003-м проложили первый – и, естественно, наиболее простой маршрут 5А). Здесь еще можно сделать новые маршруты 5Б-6А. Северный гребень в. Б. Ганза над перевалом Фанская сказка. На в. Пайхамбер, после подъема по южному контрфорсу (3Б). На заднем плане – Б. и М. Ганза. Вершины Сахарная голова и Москва, перевалы МАК 1Б, Москва 1Б, Блок 3А с юга, Двойной 1Б. Вершины Б. Ганза и Линкор, перевалы Сурх1Б, Линкор 1Б.

А в Гисарском хребте – это уже упоминаемая Анзобская стена – Замин-Карор, надолго забытая, но на которую в прошедшем году повторили несколько маршрутов. И еще я бы отметил также забытую вершину Ходжа-Локан (Мечта) с маршрутами до 5Б – очень уж красивая вершина. Ходили на нее в период «жизни» а/л «Варзоб».Вот, коротко, и все. Следует еще несколько слов сказать об экологии. Район прилично загрязнен, причем в худшем смысле этого слова. Связано это, в основном, с местными стадами скота – останки местные при разделке любых туш сбрасывают в воду – то там, то здесь видишь в воде кости, шкуры, шерсть и пр. Поэтому прозрачную и чистую как слеза воду из рек района пить нельзя – почти гарантированно подцепите какую-то кишечную инфекцию. Наверно, что-то типа дизентерии. С соответствующим результатом – температура, рвота и др. Лечится, конечно, при наличии лекарств, но нервов попортит, а можно и сойти из-за этого с маршрута. Так что воду практически до снеговой линии лучше кипятить. Даже во фляги. Или добавлять какие-то обеззараживающие таблетки.

Гиссарский хребет, в. Белая Пирамида, м-т 2А из юго-восточного цирка (или начало траверса 3А) Гиссарский хребет, в. Белая Пирамида с запада, м-т 3А, траверс Примеры ниток маршрутов горных походовПервая к. с.1. оз. Искандеркуль – р. Сарытаг – пер. Дукдон 1А – р. Арчамайдан – р. Кштут – пер. Зурмеч 1А –Куликалонские озера – пер. Алаудинский н/к – Алаудинские озера. Короткий, всего 85 км, но для Фанских гор вполне достаточный и очень живописный. Дней на 7-8. Можно к нему добавить однодневную прогулку к Мутным озерам или выход через перевал Талбас 1А или Чапдара 1А – будет совсем уже полноценный маршрут.2. Алаудинские озера – пер. Джонат 1А – Куликалонские озера – пер. Гуинтан 1А – р. Кштут – р.Арчамайдан – пер. Дукдон 1А – р. Каракуль – пер. Сарымат 1А – р. Сарымат – пер. Чапдара 1А –Маргузорские озера – к. Шинг. Это уже очень насыщенная «единичка», минимум дней на 10-12. 138 км. Вторая к. с.1. Алаудинские озера – пер. Лаудан н/к –Куликалонские озера – пер. Зурмеч 1А – р. Кштут – р.Зиндон, оз. Б. Алло – пер. Двойной 1Б – р. Казнок – пер. Сурх 1Б – пер. Норват 1А – оз. Искандеркуль– пер. Соминг С. н/к – р. Ангишт – пер. Ангишт 1Б – р. Пайрон (до дороги). Ок. 138 км, 13-14 дней.2. оз. Искандеркуль – р. Дукдон – пер. Дукдон 1А – р. Пушноват – пер. МАК 1Б – р. Ахбасай – р.Казнок – пер. ВАА 1Б – оз. Мутные (Алаудинские – дневка) – пер. Чимтарга 1Б – оз. Б. Алло – р.Сарымат – пер. Чапдара 1А – Маргузорские озера – к. Шинг. Ок. 140 км, 14-15 дней.3. Популярны в последнее время кольцевые маршруты. Алаудинские озера – пе. Талбас 1А – р.Пасруд – р. Имат – пер. Зинах нижн.+пер. Джиджик 1Б – р. Норват – оз. Искандеркуль – р. Арг – пер. Двойной 1Б – оз. Б. Алло – пер. Чимтарга 1Б – Алаудинские озера. Ок. 100 км, 10-11 дней. Третья к. с. 1. а/л «Варзоб» - р. Сиама – пер. Четырех 1Б – пер. Стажерский+рад. П. Белая Пирамида 2А – пер. Чумной 1Б – пер. Соминг С. н/к – оз. Искандеркуль – р. Арг – р. Казнок – пер. Казнок З. 2А – Мутные озера – пер. Чимтарга+рад. в. Энергия 2А – оз. Б. Алло – р. Сарымат – пер. Сарымат З. 2А –Маргузорские озера – к. Шинг. 160 км, 17-18 дней.2. Алаудинские озера – пер. Лаудан н/к – Куликалнские озера – пер. Адамташ 1Б – рад. пер. Замок+в. Замок 2А – пер. Талбас 1А – р. Пасруддарья – р. Сурхоб – пер. Зеленоград 2А – р. Казнок – пер. Юбилейный 2А – р. Зиндон – р. Сарымат - пер. Сарымат З. 2А – Маргузорские озера – к. Шинг. 150 км, 16-17 дней. Четвертая к.с.1. Маргузорские озера – пер. Сарымат З. 2А – р. Сарымат – пер. Аксу Верх. 2Б – р. Ахбашер – пер.Кштудак З.+Пштикуль В. 2А – р. Кштудак– р. Зиндон – рад. пер. Мирали+в. Чимтарга 2Б – пер.Зиндон 2Б – р. Казнок – пер. седло Ганзы+рад. в. Б. Ганза+Гусева-Мухина З. 2Б – лед. М. Ганза – пер. ВАА 1Б – Алаудинские озера. 145 км, 16-17 дней.2. р. Сиама – пер. Корона Сиамы 2А – рад. п. Белая Пирамида 2А – пер. Марины Цветаевой 2А* – пер.Бузговат н/к – пер. Соминг С. н/к – оз. Искандеркуль – р. Арг пер. ВАА 1Б – Мутные озера – пер. седлоБодхоны 2Б – пер. Зард 1Б – пер. седло Ганзы+в. Б. Ганза 2Б – р. Казнок – пер. Самарский 2Б – р.Зиндон – рад. пер. Мирали+в. Чимтарга 2Б – р. Зиндон – р. Сарымат – пер. Сарымат З. 2А –Маргузорские озера. 200 км, 20-21 день. Пятая к.с.1. Алаудинские озера – пер. Алаудинский+п. Северный+пер. Шогунага 2Б – пер. Мирали+рад. в.Чимтарга 2Б – пер. Кузбасс 3А – р. Казнок – пер. седло Ганзы+рад. в. Б. Ганза 2Б – пер. Фанскаясказка 3А – пер. Имат 3А – оз. Искандеркуль – р. Каракуль – пер. Аксу Ю. 2Б – пер. Сарымат З. 2А –Маргузорские озера. 166 км, 20 дней.2. р. Сиама – пер. Корона Сиамы 2А – траверс п. Белая Пирамида 3А – лед. Сафедоб – пер. Чумной 1Б – пер. Соминг С. н/к – оз. Искандеркуль – р. Арг – р. Казнок – пер. Энергия 3А – Мутные озера пер.Мирали+рад. в. Чимтарга 2Б – пер. Блок 3А – пер. Москва 1Б – р. Арчамайдан – р. Сарымат – пер.Сарымат З. 2А – Маргузорские озера. 210, 20-22 дня. Шестая к.с.1. р. Сиама – пер. Корона Сиамы 2А – траверс п. Белая Пирамида 3А – лед. Сафедоб – пер. Чумной 1Б – пер. Гарби-Ангишт 1Б – пер. Мраморный 2А – р. Соминг – оз. Искандеркуль – р. Арг – р. Казнок – пер. Замок+рад. в. Замок 3Б – пер. Энергия 3А – р. Казнок – пер. плечо Энергии+в. Энергия 3Б – р.Зиндон – рад. пер. Мирали+в. Чимтарга 2Б – р. Зиндон – р. Сарымат – пер. Сарымат З. 2А –Маргузорские озера – к. Шинг. 200 км, 25-26 дней.2. а/л «Артуч» - пер. Межозерный 2Б – пер. Мария+рад. в. Чимтарга 3Б – пер. Дон 3Б – Мутные озера – пер. плечо Чапдары+в. Чапдара 3Б* - лед. Бодхона – пер. седло Бодхоны 2Б – пер. Зард 1Б – пер.Фанская сказка 3А – лед. Имат – пер. Имат 3А – р. Норват – оз. Искандеркуль – р. Соминг – пер.Соминг 2А – р. Кадамташ – пер. Четырех 1Б – р. Сиама – а/л «Варзоб». 156 км, 26-28 дней.

sogdianapamir.tj

Фоторассказ о путешествии по Фанским горам — Risk.ru

Летом наша команда снова побывала в Фанских горах. Нам удалось выполнить практически все спортивные планы, полюбоваться снежными вершинами и отлично отдохнуть. Ложку дегтя добавила типичная “тянь-шаньская” погода. Сложности не помешали нам пройти маршрут, но лишили будущей мечты. Раньше, морозя попу на севере или в высокогорных снегах, кто-нибудь да скажет: “А не поехать ли нам летом греться в Фанские горы!”. Представишь себе лазурные теплые озера, полуденный фанский зной, становится чуть теплее. Теперь мы знаем, что не такие уж Фаны теплые и сухие. Четыре дня отсидок в непогоду для такого района – это перебор.

Ниже читайте фото рассказ о нашем путешествии.

Для похода выбрали Фанские горы так как хотелось пройти технически насыщенный для туризма маршрут и подтянуть скальную технику, чтобы затем перенести новые навыки в большие и высокие горы. Район мы хорошо знали. Почти все ребята уже были здесь, причем трое 12 лет назад участвуя в различных походах. Маршрут проложили через красивые озера, выбрали вокруг симпатичные вершины и прошли их траверсом.

Получилась следующая нитка: а/л Алаудин – (пер. Лаудан (н/к, 3629) – пер. Алаудинский (н/к, 3784)(занос заброски)) – переезд к началу маршрута - р. Сиама – пер. Четырех (1Б, 4050) – радиально пер. Мечта (2А, 4300) – траверс в. Ходжалокан (3Б*, 4784, с подъемом по В. стене и спуском по З. гребню) – пер. Озерный (1Б, 4100) – р. Сафедоб – пер. Бузроват (н/к, 3250) – р. Серидевол – оз. Искандеркуль – к. Нарвад – р. Нарват – пер. Имат (3А, 4100) – траверс в. Б. Ганза (3Б*, 5306, с подъемом по С. гребню и спуском по З. гребню, п/п) – пер. Седло Ганзы (4477) + пер. Гусева-Мухина Вост. (4528)(2Б) – пер. Адиджи (4633) + пер. Ход Кентавра (5000)(3А) – в. Малый Замок (2А, рад., 5020) - Мутные озера – а/л Алаудин - в. Энергия (2А, 5109, рад. по сев. гребню) – траверс в. Чимтарга (3Б, 5469, с подъемом по ЮВ. гребню и спуском на север) – оз. Бол. Алло - пер. Седло Сарышаха (3А, 4185) – пер. Зиерат (1А, 3364) - Куликалонские озера - пер. Мария (3Б, 4790) - оз. Бол. Алло – р. Лев. Зиндон – траверс в. Москва (3Б, 5046, с подъемом по В. гребню через пер. Блок 2 и спуском на запад, п/п) – р. Ахмат – пер. Агмат (н/к, 3407) – р. Амшут – р. Арчамайдан – к. Газза

Прилетели в Душанбе 23 июля. В городских супермаркетах и на базаре сейчас можно найти все что угодно. С собой можно везти только специфические продукты типа пеммикана, да мясо с колбасой. С дешевым газом в Таджикистане проблема, мы как всегда пошли на калоше.

Специи на Зеленом базаре в Душанбе В Алаудин и далее к началу маршрута забрасывались на лагерной машине. Самим можно найти транспорт в разы дешевле, но если важно время и есть желание доехать без проблем, лучше не экономить.

В лагере отличная атмосфера. Директор – Александр Крейцберг нас гостеприимно встретил, проконсультировал по маршруту и помог с оформлением документов. Весь вечер на лагерной поляне занимались распаковкой свежекупленных продуктов. На утро поделились на две группы и разошлись заносить заброски и акклиматизироваться. Первая подгруппа закинула продукты на Мутные озера, вторая в Куликалонскую котловину, прогулявшись через обзорные перевалы.

Кош на Куликалонских озерах Классический вид из а/л Алаудин. Вершины Адамташ и МиралиОдно из Алаудинских озерКуликалонские озера с перевала Лаудан Основной маршрут начали из долины реки Сиама, стекающей с юго-восточных склонов Гиссарского хребта. Попутно завезли третью заброску на озеро Искандеркуль.

Первые пару дней маршрута стояла настоящая азиатская жара.

В верховьях Сиамы мы впервые столкнулись с бешеными пастушьими собаками. Я не боюсь животных, но когда собаки бросаются на людей, начинаешь сомневаться в их здравии. Укус же бешеной собаки может испортить дальнейший поход. Приходилось собираться группой и всем вместе с булыжниками и ледорубами наготове обходить отару. Пастухи обычно бросались к нам так же резво, как их собаки, пытаясь сдержать животных.

Перебираемся через один из притоков Сиамы Поднявшись на перевал Четырех, впервые увидели Ходжалокан. Вершина, чье второе название Мечта, смотрится очень эффектно. Недаром Валерий Клестов в своей книге сравнивает ее с кавказской красавицей – Ушбой.

Ходжалокан из верховьев долины реки Кадамташ. Наш маршрут по скальной-стене ребру в центре массива вершины. Подъем наметили по не сложной 5А, идущей по восточной стене вершины. Собираясь утром выходить на восхождение, остановились на леднике под маршрутом и отнесли заброску на седловину перевала Мечта. Облегчиться решили по максимуму забросив не только продукты, но и часть снаряжения. Поднявшись на перевал, за седловиной увидели черное грозовое небо. Ваня благоразумно вытащил из заброски оставленную было пуховку.

Панорама Ходжалокана. Слева седловина перевала Мечта Тучи прилетели к нам быстро. Еще вечером началась гроза. Молнии сверкали ежесекундно. Железо выкинули куда подальше, но спокойнее от этого не стало. Ночь практически не спали. Утром молоко и снег попеременно сменяющийся градом.

Непогода затянулась на следующие 3 дня. До того столько времени подряд я сидел зимой на Полярном Урале и седловине Хан-Тенгри, теперь еще и в Фанах. На второй день в молоке по GPS треку прогулялись на перевал Мечта к заброске и вытащили оттуда сгоряча оставленные игральные карты и запас продуктов.

Погода налаживается. Откапываемся. Позже мы узнали, что непогода была глобальной. На автотрассу Душанбе-Худжанд сошел сель, на несколько часов перекрыв движение.

За время снегопадов наш будущий маршрут несколько преобразился. Полочки засыпало снегом, скалы залило льдом. Но времени ждать уже не было. На утро вышли наверх.

Нижнюю ледово-снежную часть маршрута прошли пешком, выше по скалам начали вешать перила. Кошки снимать не стали. В них хоть как-то можно держаться на скользких обледенелых плитах. Ключевые веревки пришлось ИТОшить, так как трение на скалах отсутствовало. Со стены постоянно летели небольшие оттаивающие куски льда и лились потоки воды. На отдельных участках лезли под душем. От практически полного вымокания не спасла никакая штормовая мембранная одежда. В верхней части маршрута остановились на ночевку. Срыли снежный склон и под защитой скал сделали удобную площадку под палатку. Во влажных спальниках и одежде согрелись только под утро. Вершина Белая пирамида Первую веревку от бивака снова залезли в лесенках. Выше начались простые скалы и ледовый купол до вершины. На вершине Ходжалокана сидело облако. Со стороной спуска помогли определиться навигатор и старые петли на скалах. Провесив порядка 10 дюльферов по северо-западному ледовому склону, спустились на ледник, где заночевали.

Вечер после спуска Через простой перевал Озерный вышли в широкую зеленую долину реки Обисавед, впадающей в Хазормеч, в устье которой расположилось крупнейшее озеро Фанских гор – Искандеркуль. Прямой проход к озеру не возможен из-за скального каньона. Стандартный маршрут идет в обход через скотопрогонный перевал Бузроват и долину реки Серидевол.

Поднимаемся на перевал ОзерныйДолина реки Сафедоб На лугах за перевалом стоит сразу несколько пастушьих лагерей, у каждого своя отара. Когда я проходил здесь 12 лет назад – не было никого.

Вершина Большая Ганза и Искандеркуль Домики турбазы, где мы оставили заброску, расположены на противоположном берегу Искандеркуля. Спустившись по крутой тропе к озеру стали думать, как его обходить. В прошлый раз мы шли восточным берегом, обходя скальный прижим через перевал с набором 400 метров высоты. Этот путь дался нелегко. Сейчас решили пойти по дороге вдоль западного берега в надежде поймать попутную машину. В итоге 10 километров по жаре и пыльной дороге удовольствия не доставили. В другой раз очередь за перевалом. Следующий участок маршрута начался от кишлака Нарвад полуторакилометровым набором высоты по хорошей тропе. Подойдя к обеду под взлет перевала Имат, расположились на цветущем лугу. Здесь отличное место для больших альпинистских сборов. Кругом скальные стены и ребра. Отличная поляна, почти нет хоженых маршрутов, да и магазин на Искандеркуле близко.

Перевал Имат двухсторонний. Подъем с юга идет по системе осыпных кулуаров и стеночек. Провесив полторы веревки в нижней части, дальше начали играть в “поднимись пешком”. Доигрались до того, что на перевальный гребень пришлось дюльферять 10 метров со склонов пика Линкор.

Первая веревка подъема на перевал Имат На перевале нас немного притормозил заряд града, позволив перевести дух и перекусить. С другой стороны немного подморозило и припорошило вытающиваи на северном склоне перевала камушки. С перевала повесили пять веревок через ледовое пузико в обход опасного кулуара. Дальше спустились на три такта в связках, кинув веревку только через отвесный скальный сброс.

Почти спустились на ледник по северному склону Имата Путь к перевалу Фанская сказка, с седловины которого начинается наш маршрут на Большую Ганзу, идет через ледопад. Со стороны он может показаться разорванным, но на деле проходится легко. На подъеме мы в паре мест для подстраховки закрутили промежуточные буры. И уже к обеду были на так называемом “балконе” Фанской сказки – длинной полке с площадками под скальным взлетом перевала. После обеда налегке обработали участок скал до выхода на гребень Фанской сказки. На седловину перевала прогулялись пешком, но на ней и далее по гребню удобных мест для ночевки не увидели. Решили не жертвовать комфортом и остались ночевать на балконе.

На леднике ИматРазломы перед выходом на балкон Фанской сказкиПо центру кадра северный склон перевала Имат Вышли с утра пораньше. Зажумарили по провешенным накануне перилам, и траверсом через западную седловину подошли к началу взлета северного гребня вершины Большая Ганза. На седловине в жестяной банке из под советского кофе 1988 года выпуска обнаружили сильно размокшую записку киевлян прошедших первопроход перевала 2Б*. К сожалению, фамилию руководителя и дату прохождения разобрать не удалось. Ранее считалось, что первое прохождение перевала Фанская сказка совершила группа под руководством Анатолия Джулия в 2000 году. Скальный в нижней части гребень Большой Ганзы поднимается ступенями. Отвесные стены жандармов чередуются с относительно простыми участками.

В большинстве случаев отвесные стенки удавалось обходить по полкам и плитам с северной стороны гребня. В верхней части скального гребня уперлись в крутую заглаженную ступеньку, на которую пришлось подниматься в лесенках вдоль залитой льдом щели. Подобные участки первым лез Костя, как вскоре уезжающий на работу. Остальным важно было сохранить психологическое равновесие для дальнейшего прохождения маршрута.

Весь день стояла отличная теплая погода, позволяющая лезть в тапках. Всего за день прошли 18 веревок. С местом под палатку очень повезло, так как подходящий для строительства площадки снежный кусочек гребня был единственным в округе. Заночевали с комфортом.

Выполаживание гребня перед ночевкой Наутро довесили скальную часть гребня и начали подъем в связках по снежно-ледовому склону. До вершины оставалось 450 метров по высоте. В нижней части в местах выхода льда крутили промежуточные буры, выше шли не страхуясь.

К вершине чуть подвыдохлись. Вероятно, сказывалась высота. Все-таки первый пятитысячник маршрута. На бурные эмоции сил не осталось. Попили чайку и по западному гребню за полтора часа бодро сбежали на перевал Седло Ганзы.

Вершина Большая Ганза. Наш маршрут подъема по левому гребню. Спуск - по правомуПик Красных зорьУтренние сборы на перевале Седло ГанзыПеревал Седло Ганзы. Слева пик Черный, по центру Бодхона, справа Чапдара С полупустыми рюкзаками быстро траверсировали гребень до перевала Гусева-Мухина. Спустились в долину и поднялись на перевал Адиджи, где заобедали.Спуск с перевала Гусева-Мухина Восточный Следующий наш перевал Ход Кентавра впервые был пройден не так давно, летом 2012 года группой Георгия Сальникова. И быстро заслужил популярность у туристов. Эта не сложная 3А является не классическим перевалом, а участком гребня с вершиной Кентавр, проходящего через седловины 3х других перевалов – Адиджи, Енисея и Замка. Группы привлекают красивые виды, открывающиеся по сторонам, и возможность быстро и относительно безопасно попасть из долины Сурхоба к Мутным озерам.

Перед взлетом Хода Кентавра, на седловине перевала Енисей, нас остановил снежный заряд, не позволивший даже налегке предпровесить веревки.

Склон между седловинами Адиджи и ЕнисеяНа перевале АдиджиПики Сахарная голова, Москва и Скальная стена Утром мы бодро забрались на перевал, прошли по широкому снежному гребню и вышли к вершине Замок. А поскольку время позволяло, решили не нее подняться. На гребне Хода КентавраПеревал Ход Кентавра Костя, бывший несколько лет назад в Фанах на альпсборах, уверял, что вершина Замка это большой осыпной пупырь, а не скальный жандарм на гребне как думали мы. Почти ему поверив, назвали вершинку, на которую неоднократно поднимались проходящие мимо туристы, Малым Замком.

Панорама центральной части Фанских гор с Замка. Слева направо: Сахарная голова - Москва - Зиндон - Скальная стена - Энергия - Чимтарга - Мирали - АдамташВершина Замка С вершины Замка открывается прекрасный вид на центральную часть Фанских гор. Весь массив Чимтарги как на ладони. Пришло время определиться с дальнейшими планами.

Основным вариантом был запланирован маршрут Стадника по Ю. стене Чимтарги. Но опыт прохождения предыдущих препятствий показал, что сложность не в лазании первым, а в трудоемком подъеме группы с тяжелыми мешками на отвесных участках. По описанию на стене таких веревок 17. Плюс на маршруте все ночевки сидячие, что в условиях погоды этого лета не прибавило бы группе сил. Пришли к выводу, что независимо от результатов прохождения стены, дальнейшему маршруту она на пользу не пойдет.

Начали думать над альтернативой. Выбирая между двумя четверками по ЮВ и В гребням Чимтарги. 4Б по B контрфорсу подкупала наличием описания и визуальной простотой, но выглядела не совсем логичной. Так как в случае запланированного траверса до Марии, на вершину Чимтарги пришлось бы подниматься радиально. Выбрали маршрут по ЮВ гребню, несмотря на предостережения Александра Крейцберга, говорившего, что его уже 30 лет не ходили. Позже в контрольном туре нашли записку магнитогорских альпинистов от 2010 года.

Группа на фоне Чимтарги Спуск с плато Замка запомнился не характерными для района крупными ледовыми разломами и закрытыми трещинами.

Внизу у Мутных озер вытащили все вкусняшки из своей заброски, взамен оставив железо, и побежали вниз в альплагерь провожать Костю домой и забирать паспорта со сделанной регистрацией. Немного повалявшись на травке лагерной поляны, после обеда вышли к Мутным озерам.

Вброд через перемычку между озерами Переночевав, поднялись на стоянки под перевалом Чимтарга, где попали в ставший последние дни традиционным, послеобеденный снегопад. Взлетевшая у меня за 38 температура дала возможность отдохнуть до вечера.

Собираясь в поход, мы, начитавшись историй про отравления и недомогания в Фанах, взяли с собой специальный фильтр для воды. Со своей задачей он справился. Но нас подкосило посещение лагеря Алаудин. После заноса забросок перед началом маршрута заболел Антон. А в этот раз я и Костя, мучившийся внизу в ожидании машины до Душанбе.

На следующий день я остался выздоравливать в палатке, Настя меня лечить. А Ваня и Антон, провесив перила до выхода на гребень Чимтарги, не нагулявшись, сходили на Энергию.

Пик Энергия и перевал ЧимтаргаНа спуске с Энергии Поправив здоровье, вышли на Чимтаргу. Нижняя часть маршрута простая. Участки перил чередуются осыпными полочками и не сложными скалами. Выше гребень резко взлетает вверх. Пройдя несколько крутых веревок, вышли к ключу – камину с натечным льдом и пробкой в верхней части. Большая удача, что снегопад в этот день немного припозднился, и гроза началась уже после провески перил на ключе. Еще через пару веревок вышли к удобным площадкам, рядом с которыми обнаружили контрольный тур.

Наш гребневой маршрут на ЧимтаргуХолодное дежурство на гребне Чимтарги Следующим утром продолжили вешать перила вдоль скального выполаживающегося гребня, обходя небольшие жандармы. Выйдя на лед, решили идти одновременно в связках, регулярно крутя промежуточные буры.

Над Мутными озерами Вершина спряталась в густом тумане. Воображаемая высшая точка на деле оказывалась очередным холмом на гребне, за которым следовал новый взлет. Наконец, около часа дня вышли к вершинному туру.

Вниз спустились по перегруженному снегом северному гребню. Было лавиноопасно и местами страшно. По склонам в районе перевала Мирали спускались на ощупь. В густом тумане то, невольно приближаясь к краю гребня с большими карнизами, то спешно отходя, как чуть развиднеется. Так и шли змейкой.

На Мирали ночевать не стали из-за сильного ветра. Решили сбросить порядка 400 метров высоты до начала подъема на следующий перевал Мария. На осыпном склоне под защитой большого камня выровняли площадку.

Весь следующий день продолжался сильный снегопад, постепенно изменивший окружающий пейзаж. Сыпухи и скалок, рядом с которыми ставили палатку, не видно. Кругом сплошной снежный склон с еще торчащими местами крупными валунами. Идти в таких условиях на Марию не возможно. Осыпные полочки и плиты бараньих лбов, по которым проходит путь подъема, засыпало.

Вечер после снегопада Приняли решение развернуть участок маршрута в противоположную сторону, первым делом пройдя скальную низкую и лавинобезопасную 3А Седло Сарышаха. А затем, после того как снег немного подтает, лезть на Марию.

От лагеря спускаемся кто как. Местами пешком, местами съезжая на попе по скользким плитам. Спуск с бараньих лбов, обычно легко читаемый, нашли не с первого раза. Кругом зимние горы. Свежевыпавший снег закончился только в долине Правого Зиндона. Как выяснилось, он выпал и на Куликалонских озерах. На Большом Алло пересеклись с уфимскими туристами. Встречи в горах всегда приятны, а с отличной компанией, таскающей с собой гитару и пьющей спирт, втройне. Жаркое общение завершилось всеобщим купанием в ледяной воде озера. Следующий день выдался рабочим. С утра набрали километр по противной сыпухе на Седло Сарышаха. Откуда сдюльферяли 9 веревок, сбежали в долину и перевалили через еще один перевал Зиерат. Уже в сумерках вышли к заброске на Куликалонских озерах.В центре кадра перевал Седло СарышахаОзеро Зиерат Наутро, выбирая между немедленным продолжением маршрута и осмотром Куликалонской котловины, предпочли прогулку по цепочке озер. Место здесь уникальное. Озера, перетекающие из одного в другое, оставили сильное впечатление. Большое Куликалонское озероЛевее Адамташ, правее Мирали Маршрут на перевал Мария, совпадающий с популярной в района 4Б на одноименную вершину, начинается от перевала Темиртау. И проходит по не сложному, но длинному скальному гребню и ледовому склону.

На фоне стены Мирали - Мария Поднявшись на перевал Темиртау встали на нем лагерем. Боялись выше по гребню не найти площадок под палатку. А чтобы не терять время, решили чуть почелночить и занести часть груза на верх, с тем, чтобы на утро не терять времени на провеску перил по простым скалам.

Куликалонские озера с подъема на перевал Темиртау Следующим днем по уже разведанному пути обошли первый жандарм, забрали занесенную заброску и в обход второго жандарма вышли на седловину под вершиной Темиртау. Наши опасения по поводу отсутствия площадок на гребне были напрасными. На пути мы встретили несколько отличных мест. К обеду забрались на Темиртау. Поели супчика и в связках перешли к началу снежно-ледового взлета на гребень Марии.Справа Алаудинский перевал Утром начали вешать перила по льду в обход небольших жандармов. К полудню поднялись на перевал. На вершину Марии не пошли, так как погода снова испортилась, а нам предстоял не простой спуск.

Гребень Мирали - Мария Спуск с Марии на юг технически не сложный, но не приятный. Путь идет по наклонным осыпным полкам, пересекая множество скальных гребешков. Количество снега значительно уменьшилось, но все равно приходилось идти по обледенелым камням в кошках. Проход среди скальных сбросов нашли не сразу, потеряв время на разведку. В итоге до Большого Алло спуститься не успели и заночевали в долине Правого Зиндона.

На спуске с Марии За следующий день мимо красивых и в этот раз солнечных озер – Большого и Верхнего Алло подошли под завершающее препятствие маршрута – траверс вершины Москва. Маршрут подъема выбрали через ледовый склон перевала Блок 2 и далее по скальному восточному гребню. В обход озера Большое АллоНа заднем плане наш гребень пика Москва. По центру кадра перевал Блок 2Озеро Верхнее Алло и перевалы Седло Сарышаха - МежозерныйГруппа на фоне маршрута на пик МоскваМосква с Чимтарги. На границе тени перевал Блок 2. Выше наш восточный (левый) гребень Ваня, 12 лет назад участвовавший в первопрохождении перевала Блок 2 и провесивший тогда все 11 веревок, решил и в этот раз не отставать.

Перевальный взлет Блока 2Пик Сахарная голова К обеду мы были на перевале, но дальше не полезли, как всегда опасаясь отсутствия мест для ночевки. В оставшееся время обработали нижнюю часть гребня, провесив пару простых веревок и одну ключевую на этом маршруте. Фактический путь подъема идет не по самому гребню, а левее, с южной его стороны, по системе полок и стенок. Пройдя гребень, вышли на широкую снежную седловину между Восточной и Центральной вершинами Москвы. Здесь оставили рюкзаки и траверсом через Центральную поднялись на Главную вершину. На снежном склоне обнаружили тропу, оставленную прошедшей пару дней назад группой Кати Зеленцовой. По их следам на спуске с перевала Олимпийский удачно обошли ступеньки бараньих лбов. И к вечеру добежали до травки в долине реки Амшут.

На Центральной вершине МосквыПодъем к Главной вершинеНа вершине МосквыГруппа на фоне западных стен МосквыПо центру перевал Амшут. Справа пик Москва Поход наш закончился встречами с гостеприимными азиатскими людьми и отдыхом в Пенджикенте.

Соскучились по витаминамСостав группы: Романенков Сергей, Артемов Иван, Стаканкина Настя, Лавров Антон, Неумоин Костя.

Авторы фотографий: Антон, Костя и я.

Место: Фанские горы

www.risk.ru

Фанская сказка. — Risk.ru

Перевал - самая низкая седловина справа от в. Б. Ганза. Вид с лед. Имат. Впервые мы попали в Фаны в 1991-м году. До этого - что-то читал, и все врмя слышал "Солнечные Фаны, солнечные Фаны..." Вам бы столько солнца... Ходили мы в "четверку". В июне. Потому что в июле я собирался на Тянь-Шань, в первое руководство "шестеркой". А сюда ходили составом нашей команды "Вертикаль" - так она у нас звучала на соревнованиях по ТГТ. Ну, стандартный набор для Фанской "четверки" и прошли - Пштикуль+Кштудак 2А - Аксу Ю. 2Б - рад. Мирали с попыткой на Чимтаргу 2Б - Зиндон 2Б - седло Ганзы 2Б. На вершины (Чимтарга, Б. Ганза) из-за погоды и дефицита времени (от Москвы до Москвы было 2 недели, т.е. 16 дней). Но - осмотрелись... Правда, солнечных Фан так и не увидели - у нас снегопады, дожди, метели - через день. И перепады впечатлили...

И конечно, хотелось вернуться... Но Фаны - это же хорошие скалы, значит нужно что-то делать в "шестерке". А какая "шестерка" без первопроходов? Но тут же все истоптано, как стадом буйволов. А где же наше? Во второй раз довелось сюда приехать лишь в 1998-м - участником в нашу клубную "пятерку". Тогда я впервые увидел Чапдару из лагеря на Алаудинах, и этот великолепный северный гребень на фоне неба - "Чапдара через Сфинкс". Это и было первым "камнем" в нашу шестерку. Ну а поскольку все, или, во всяком случае, большинство классических или относительно классических седловин в Фанах пройдено до нас, стали ломать голову - а где же "наше"? Вот и пришлось ходить "плечи". За 2000-2003 г. прошли фактически три плеча - плечо Чапдары 3Б* - это классический альпинистский маршрут на Чапдару по С. гребню, 5А, плечо Энергии 3Б* - это уже наше первопрохождение, где-то 4Б альп., плечо Б. Ганзы 3Б* (это тоже наше чистое первопрохождение, 5А альп., очень красивый и приятный маршрут, он весь виден на первом фото - 42 веревки скал, снега и льда). Что поделать, "седел" нам не осталось. Зато хорошо понятно - седло - это седло (седло Чапдары 3Б, например), а плечо - это плечо. Ну ясно, что плечо - на то и плечо, чтобы быть ближе к вершине. Поэтому плечо Чапдары - 4980, плечо Энергии - 5100, а плечо Б. Ганзы - 5280. В общем, с плечами мы определились. И все их планировали пролезть в 2000-м. Но надо же и что-то классическое... И очень не хотелось к плечу Б. Ганзы идти в обход по долинам... А в северном отроге Б. Ганзы перевалов нет, а седловина - есть. Причем совершенно классическая, то есть седло. Но перевал оказался настолько красив... И так непонятно, как его за все годы топтания по Фанам никто не прошел... Значит этот - наш... Крассивый - потому и название такое пришло само - Фанская сказка 3А. И перевал стоит того, чтобы его ходить вместо обхода по долинам... Ну естественно все это разбавили стандартным набором существующих перевалов - и получился наш маршрут. Изюминки: плечо Чапдары 3Б*, плечо Энергии 3Б*, Фанская сказка 3А и конечно Имат 3А. И несомненно - Маргузорские озера...

Справка: перевал - двухсторонний, с запада - бергшрунд и ледовый взлет - при подъеме 300 м перил выше бергшрунда косым траверсом к приемлемому выходу на гребень, далее по гребню - на седловину (прямо вверх - скальный сброс и плиты, а на спуск - прямо через них буквально одна веревки и далее по льду - и спуск получается коротким). С юго-востока - скальный склон (виден на первой фотке) до полки, по полке вправо на лед и далее польду до пологой части, всего 5 веревок, далее - ледопад (редкость для Фанских гор). Я шел вниз через ледопад, Жора Сальников - тоже - только вверх, а вот Илья Михалев ледопад обошел по скалам нижней части восточного ребра Б. Ганзы - еще один хороший вариант прохождения. В общем, перевал очень полноценный. И уже несколько раз пройден после нас. Так что авторы следующих прохождений, возможно, добавят фотографий и от себя.

Фанская сказка 3А, 4300 со стороны р. Желтая.

Ну, на спуске мы вылезли на ребро Б. Ганзы, посмотреть следующую часть маршрута - мы хотели лезть плечо прямо с ледника по косой ледовой сопле и потом по стене... Но... К этому времени "в живых" у нас оставались буквально 2 веревки - все остальное сильно покоцанное... Нижняя часть ледовой "сопли" стаяла, там открылся совершенно гладкий черный "лоб", прохождение которого вызывало некоторые вопросы... Плюс поливание из душа... Предложил Шурику лезть прямо по ребру, но все же благоразумие взяло верх - ни "железа", ни веревок в достаточном количестве на это мероприятие уже не было... Так что плечо Б. Ганзы перекочевало на 2003-й год - на следующее посещение "теплых Фанских гор". В этот раз мы таки узнали, что это такое - теплые Фанские горы... Хотя начало было впечатляющим - снегопады, грозы... Ну и как результат - обледенелые скалы на п. Северный и на Чапдаре. На Чапдаре нас регулярно било током - но не сильно. Но зато впечатлений... Подходишь к уху сфинкса - а оно гудит... Как трансформатор. И током бьется. Но на третий день подъема погода окончательно наладилась, и практически до конца похода мы наслаждались теплом... Правда, иногда проклинали жару... Зато мы наконец попали на Маргузорские озера - с самого верха, через перевал Сарымат З. 2А - и пробежались по всем... Должен сказать, что озер видел очень много... Но красивее этой цепи - ничего.

Вот, теперь немного фоток...

Чапдара через "сфинкс", вид "в лоб", с перевала Талбас (начало маршрута). К сожалению, не могу найти фотку профиля горы с низу - там понятно, почему "через сфинкс" - это сидит такой сфинкс на плече, на фоне неба. Ну а наш первый бивак - как раз под "ухом сфинкса".

Лезем по голове сфинкса...

Бивак под ухом...

Линия спуска. От 4-х до 22 дюльферов - кто как промахнется. Мы обошлись 8-мью...

Фанская сказка. Наш подъем.

Фанская сказка. Спуск.

Плечо Энергии. Нижний край южной стены, от перевала Жигули.

Ну да, подробнее можно посмотреть здесь: http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=32200&page=1 - мой отчет.

Фанская сказка - очень крассивый перевал, рекомендую. И технически насыщенный - для 3А. Есть у меня в Фанах и еще один "любимец" - перевал Имат 3А. Ходил его аж три раза - фактически каждое посещение Фанских гор...

www.risk.ru

Фанские горы. Спортивный поход 6к.с.

В 1998 году я приехал в Фаны после восхождения на п. Хан-Тенгри, чтобы присоединиться к походу 5 к. с. Сидели с альпинистами в базе на Алаудинских озерах, и они мне показывали окружающие нас маршруты. Чапдара возвышается прямо над базой. Темная, черная и не уютная стена с маршрутом Солонникова 6А к. тр. меня мало привлекала. А северный гребень, возвышающийся на фоне неба сидящим "Сфинксом", просто вклинился в память. Вот она, очередная идея. Высотные альпинистские маршруты 5А-5Б к. тр. я уже ходил, а вот задача попробовать вписать техническую 5А к. тр. в поход 6 к. с. показалось интересной. А за одно и изучить новые возможности в туризме в связи с уменьшением допустимого числа участников до четырех. В том же 1998 году я "дособирал" материалы по возможным первопрохождениям в районе в. Большой Ганза. Еще одной частью маршрута планировался траверс Энергия-Чимтарга. К сожалению, на Чимтаргу нам не хватило времени.

Добирались не без приключений. В Ташкенте после встречи всей группы (нас всего четверо) сели на встречающий нас микроавтобус и поехали в Самарканд. По дороге четыре раза у нас взрывалось колесо, в итоге приехали в Самарканд уже ночью. Утром - до границы, граница здесь переходится исключительно пешком. Таможенные формальности, и через пару часов мы уже едем на уазике фирмы "Вертикаль" в горы.

Первый этап - разнос забросок. Фаны встречают нас грозовым фронтом и дождем, т. е. знаменитым "безоблачным" фанским небом. Вдвоем с Юрой высаживаемся у поворота к р. Зиндон, Саша с Владом едут на Алаудинские озера. Они разносят заброски на лед. Бодхоны и через перевал Казнок на р. Казнок. Мы по Зиндону оставляем заброску на финишную часть маршрута, еще одну - на оз. Большое Алло (для прохождения перевала Олимпийский, куда мы в итоге тоже не успели). На перевале Чимтарга также оставили заброску на часть траверса. Погода по-прежнему нас не балует. Каждый день с обеда снег.

Сев. гребень в. Чапдара с пер. Талбас

Встречаемся на базе на Алаудинских озерах. Первый этап, он же этап акклиматизации, завершен. Начинаем готовиться к выходу на основную часть маршрута. К этому времени Руфина Григорьевна Арефьева уже рассказала нам, что в последние годы в Фанах наиболее устойчивая погода в новолуние, а в полнолуние - наиболее плохая. Так что ждать хорошей погоды нам пока не приходится. Уже почти готовы к выходу, но тут выясняется, что Влад заболел. Температура 38. Остаемся, Руфина Григорьевна лечит его иглоукалыванием, а нам предлагает сходить для разминки на п. Северный (4200,2Б к. тр.). Взвесив все за и против, утром выходим на восхождение. Три часа быстрого подъема - и мы на перевале Алаудин, под северным гребнем вершины. Веревки, закладки, крючья - и вверх. А через два часа мы уже любуемся окрестными видами сверху. Хорошая 2Б, но из-за погоды большая часть ключевых участков обледенелая, так что лазание достаточно неприятное. Сбегаем на перевал Шогунага, и через два часа мы на базе. Владу уже получше, так что завтра утром выходим.

22.07. С утра солнечно, рано утром выходим в сторону перевала Талбас. В планах - подойти под северный гребень и провесить нижнюю часть стены, поэтому мы особо не торопимся. К обеду наш лагерь уже стоит, но уйти наверх не удается - снова снег, гроза, видимость равна нулю. В этот день нашу стену мы больше не видели. На утро успеваем только позавтракать на улице. С рассветом все опять затягивает и до обеда бушует стихия. После обеда начинают появляться просветы. Выходить с полной выкладкой уже поздно, поэтому часа в четыре идем провесить нижнюю часть стены. Здесь на третьей веревке первый серьезный "ключик" маршрута - внутренний угол с незначительным нависанием. Трещин достаточно, в основном идут закладки. Через два часа возвращаемся в лагерь.

24.07. Утром - великолепная погода. Идем на нашу стену. На первом "ключике" рюкзаки вытаскиваем. Надо сказать, что с грузом мы перебрали - в рюкзаках килограмм по 30. Сказываются туристские привычки - брать все. В следующий раз на такой стене мы, вероятно, многое оставим внизу. А сейчас даже наличие видеокамеры вызывает иногда раздражение - ведь это самый лишний предмет на стене.

Подъем по стене под головой "Сфинкса"

Темп подъема вполне приличный, крутизна ближе к голове "Сфинкса" постепенно возрастает, количество льда на скалах - тоже. На скалах у нас в команде впереди работают Саша Богданов и я. Сменяемся через две-три веревки. При встречах рассказываем друг другу о неприятных участках, связанных в основном со льдом. У меня такой участок попался уже под головой "Сфинкса". Там идет движение по внутреннему углу, а когда он "задирается" в отрицаловку, нужно уйти вправо на его боковую грань. Сделать эти несколько шагов в сторону я так и не смог - сплошной лед, а там круче 70 градусов. К этому времени мы уже давно сменили скальные туфли на трекинговую обувь и кроссовки. В туфлях здесь работать бесполезно - улетишь. Дальше у меня все пошло как по Визбору - нашел маленький выступ, повесил на него петельку и на страховке приспустился вниз, а дальше маятником на боковую грань внутреннего угла. Легким движением руки петля сбрасывается с выступа, и веревка уже висит там, где надо. На седьмой-восьмой час работы пошел снег. Особо он уже не мешает, так как скалы здесь и так полностью присыпаны и покрыты льдом, зацепки приходится чистить молотком и руками. Выбираюсь на голову "Сфинкса" первым. На голове - ухо - острый камень выше роста - гудит, как высоковольтные провода. Дотрагиваюсь пальцем - током не бьет. Под ухом - единственное место для приемлемого бивака.

Бивак на голове "Сфинкса"

25.07. Впереди - очередной ключевой участок подъема - два практически отвесных жандарма, ко всему еще и обледенелых. С утра снег, гроза. С головы "Сфинкса" - дюльфер под первый жандарм и 20 м сложного лазания на его макушку. Шурик работает с закладками, я иду вторым. Поднимаюсь, а Шурик лежит, распластавшись на гребне. На вопрос "в чем дело", поднимает жюмар на 20 см. Раздается характерный гул. Я протягиваю к Шурику палец и нас чувствительно бьет током. Следующую веревку по пологому острому гребню вешаю ползком. Погода начинает постепенно улучшаться. Мы под вторым жандармом, Шурик впереди. Сплошной лед, поэтому крючья и закладки практически идут через метр. Рюкзаки снова вытаскиваются. В итоге на этих двух жандармах мы провели больше пяти часов.

Дальше пошел комбинированный гребень, жандармы "Зайцы" и "Лягушка". "Лягушку" проходили практически в темноте. За ней - отличное место для бивака на снегу.

26.07. Утром уже идем по простому снежно-ледовому гребню. Крутизна около 40 градусов, но нам приходится вешать веревки на ледобурах. Если бы рюкзаки были полегче, большую часть можно было пройти связками. Погода хорошая, к 12 поднимаемся на плечо Чапдары. На вершину от сюда - 15 минут на легке. На правах первых здесь туристов решаем обозвать препятствие перевалом плечо Чапдары. Сбегали на вершину, пообедали и начали спуск на лед. Бодхона.

На вершине Чапдара

Спуск - это тоже стена с фрагментами осыпных полок. По рассказам альпинистов, в зависимости от выбора пути, навешивают от четырех до 22 дюльферов. Правда, если четыре - то это спуск налегке, во многих местах лазанием. Я примерно понимаю, где такой спуск проходит, в нашем случае там все обледенело. Мы обошлись девятью дюльферами. Вся стена просто усеяна шлямбурами, крючьями, петлями, так что крючьев почти не тратили, в основном меняли петли. К вечеру спустились на удобную осыпную полку с небольшой площадкой. Конечно, до темноты мы могли успеть спустится на ледник, но возможности и времени уйти в лагерь для отдыха у нас не было, поэтому решили не перенапрягаться, спокойно отдохнуть. Утром еще три дюльфера, и мы быстро спустились на ледник Бодхона, к заброске.

Спуск с в.Чапдара на ледник Бодхона

Весь спуск по туристской классификации можно оценить, как 3Б. До обеда - разбор продуктов, и какой-никакой отдых. Из-за погоды и большей сложности стены мы потеряли еще два дня, стало ясно, что перевал Олимпийский отменяется.

Конечно, после такого восхождения необходимо делать хотя бы один день отдыха. У нас он состоялся только через пять дней после прохождения еще шести перевалов на следующей заброске на р. Казнок.

28.07. Идем перевал седло Бодхоны. Скальная 2Б, снова обледенелые скалы, из-за чего сложное лазание и снова более пяти часов работы. А затем вверх по простому снежно-осыпному склону поднимаемся на седловину. В огромном туре, сложенном, вероятно, туристами из Уфы, с трудом находим их записку. Обычные формальности, и по мелкой длиннющей осыпи спускаемся вниз. За одно сочувствуем тем, кто здесь поднимается. Перевал односторонний, прохождение в обратном направлении мне представляется не интересным. Хотели в этот день пройти два перевала, чтобы хоть немного нагнать график. Но силы еще не восстановились, поэтому отдыхаем. Утром проходим перевал Зард - своеобразная 1Б, с дюльфером 50 м на спуске. А к обеду мы уже за поворотом, куда, возможно, не ступала нога человека. Мореный гребень, затем открытый ледник приводят нас в район предполагаемого перевала. Без долгих раздумий из нескольких вариантов выбираем подъем по красивой косой наклонной ледовой полке, подрезанной внизу небольшим бергшрундом.

Перевал Фанская сказка. Подъем.

Седловина смотрится великолепно. Размышляем над названием, которое завтра ему присвоим. Все орографические названия здесь уже есть. Поэтому останавливаемся на Фанской сказке. Фанская сказка - находится в северо-восточном гребне в. Большой Ганза. У него много достоинств. При прохождении преодолеваются ледовые и скальные склоны, закрытый ледник, достаточно сложный ледопад. Перевал двухсторонний, при любом варианте прохождения останется хорошей 3А.

30.07. Ранний выход, и начинаем подъем на свою сказку.

Подъем на Фанскую сказку

Лед в основном 40 градусов, перед выходом на седловину - 55. Вылазим в совершенно узкую щель на полтора человека, откуда, через небольшой скальный жандарм, выходим на седловину. Всего 330 м веревок. Строим тур и производим торжественную закладку записки, для чего пришлось съесть банку паштета. Вниз - крутые скалы, три веревки по 50 м, оставляем петли, крючья, затем по осыпной полке вправо в ледовый кулуар, по которому еще две веревки на закрытый ледник. По леднику в связках чуть ли не бегом проскакиваем зону ледовых обвалов, пользуясь обломками сераков в качестве мостов на довольно больших трещинах, и постепенно втягиваемся в ледопад. Идем ближе к правому борту, довольно часто разворачиваясь лицом к склону для спуска на передних зубьях. Примерно в средней части ледопада выходим на скальный контрфорс в. Большой Ганза, чтобы просмотреть следующий первопроход. Зрелище открылось просто впечатляющее. Долго разглядывали в трубу нижний пояс скал, крутой, черный и совершенно гладкий, как обсидиановое стекло. Прикинули наши возможности (веревка - одна, вторая на 70% ушла на оставленные петли, в месте, наиболее подходящем для подъема - метров 400 сложного лазания) и решили не испытывать судьбу. Зато закончим полностью прохождение ледопада. Еще несколько часов петляния через гребешки, провалы, трещины, сераки - и мы на спокойной части ледника Имат, по которому быстро проходим под одноименный перевал - наш запасной вариант. Ставим лагерь, так как скоро уже стемнеет.

Перевал Фанская сказка. Спуск на ледник Имат.

Перевал Фанская сказка пройден. Не побоюсь сказать, что из Фанских 3А он один из наиболее сложных и самый интересный и красивый.

31.07. Имат - также одна из наиболее серьезных 3А в моей практике. На подъеме - немного скал и льда, где нужны перила, сложность на уровне 2Б, спуск на юг - чисто скальный, дюльфера по скалам с участками нависания (при подъеме - обходятся), перемежающиеся петлянием по широким осыпным кулуарам и полкам. Вероятно мы - первая туристская группа, прошедшая этот перевал за один день. Как правило, ночуют на седловине. Правда, на спуске нам помогает хорошее знание пути и петли, оставленные в 1998 году, когда я проходил здесь участником. Все наши петли, как новенькие, только выцвели. Дальше уходим вправо вверх по долине. Задача - пройти перевал, выводящий непосредственно в верхний цирк перевала Сурх. Вопросов, как его проходить и где, у меня не было, так как в том же 1998 году при разведках новых седловин в этом цирке я облазил практически весь гребень. Ожидали, что получится 2А, оказалась хорошая 1Б. Перевал идется траверсом вдоль стены п. Линкор и выводит непосредственно на перевальный взлет перевала Сурх. По соседствующей вершине он и получил свое название. Через перевал Сурх мы спускаемся на р. Казнок, к заброске.

Завершено красивое пятерочное кольцо вокруг в. Большой Ганза. Теперь в рамках похода 5-6 к. с. можно пройти серьезное кольцо вокруг вершины: пер. седло Ганзы (2Б)-пер. Фанская сказка (3А)-пер. Имат (3А)-пер. Линкор (1Б)-пер. Сурх (1Б).

2.07. Долгожданная дневка. Газ брали с запасом, поэтому устраиваем групповое купание. Правда, полноценного отдыха для всех не получилось - Саша с Владом часов пять ходили за заброской - слишком высоко закопали. Зато все уцелело. Жарим традиционные блины, объедаемся всевозможными деликатесами (маринованные шампиньоны, оливки). Высота ниже 3000 м, слегка донимает местная живность (двуххвостки).

Перевал Кузбасс, вид с верху. Фрагмент траверса

Следующая наша задача - найти и пройти перевал Куйбышевский, отмеченный на некоторых картах, но не подкрепленный какой-либо информацией. А с него - траверс на перевал Жигули и дальше через Энергию-Чимтаргу.

Подъем на перевал - скальный склон, требующий веревок. Мы нашли проход по скалам средней трудности левее перевала и в результате поднялись на него без веревок, выйдя на седловину по достаточно широкой осыпной полке вдоль гребня. Перевал оказался Кузбасс, 3А, впервые пройден в 1990 году. Просмотрели спуск - снежно-ледовый склон, достаточно протяженный, вполне хороший перевал. Уходим траверсом к скальному жандарму, который обходим по узенькой ледово-скальной полке длиной около 200 м. Веревки, ледобуры. Дальше в связках выходим на перевал Жигули, под следующую нашу стену.

Вершина Энергия. Траверс.

Мы, конечно, пытались найти информацию по прохождению южной стены в. Энергия альпинистами. В одном из отчетов проходился траверс Зиндон-Энергия, в котором упоминалось движение по южной стене с участками пятерочного лазания. Какие-либо подробные описания отсутствовали. Так что мы с полным правом можем считать себя первопроходцами.

Южная стена п. Энергия - сплошные "бараньи лбы". Нижний, рыжий пояс наиболее сложный и зализанный, верхний - серый, уже начал разрушаться от времени, там больше зацепок и трещин. Из-за такого характера скал применялись в основном скальные крючья, хотя и закладки не были забыты.

Стена чрезвычайно живая, по ней постоянно что-то летит. Мы планировали достаточно поздний выход, ожидая схода утренних камнепадов, как оказалось, зря. Летели в основном лед и камни, которые из него вытаивали, т. е. сыпало периодически в течение всего дня. После долгих раздумий выбрали слабо выраженный контрфорс в средней части рыжих скал. Его нижний край простреливался камнями, но было и нормальное укрытие.

Рыжий пояс скал южной стены Энергии

Через две веревки вышли к ключевому участку, на котором застряли на 4 часа. Здесь на небольшой осыпной полке, постоянно простреливаемой камнями, сложили рюкзаки, а участники, распластавшись вдоль стены, укрывались под 30-сантиметровым карнизом. С полки выход вправо на контрфорс, по которому сложное лазание 40 м до маленькой полочки (стоя максимум 2 человека, рюкзаки ставить негде). Дальше выход по "катушкам" 60-70 градусов под небольшое нависание.

На "катушках" не приятно, и Шурик забивал крючья под опору для ног. Нависание с отколом, и по отколу проходится довольно легко. Только после навешивания второй веревки начинаем движение вверх. Спускаюсь за рюкзаком. Все рюкзаки засыпаны каменной крошкой, Юрик то ли висит, то ли лежит под карнизом. Забираю рюкзак - и наверх. На полке обедаем.

Профиль стены в. Энергия в р-не ключ. уч-ка

Вокруг нас по-прежнему стена, но уже виден конец рыжих скал. Полку с легкой руки Юрика обозвали кафе "Ой".

После обеда проходим еще несколько веревок, обходя крутые сбросы то влево, то вправо, и к вечеру выходим на небольшую полку под нависающей стеной.

Верхняя часть рыжего пояса юж. стены.

С точки зрения безопас- ности вполне приемлемо, мы все изрядно вымотались, поэтому встаем на ночлег. Погода ночью, похоже, будет хорошая, так что палатку не ставим. А с утра еще часов восемь работы по более простому рельефу (где-то часа через три вышли на гребень маршрута 4А (с р. Пр. Зиндон) - здесь уже встречаются оставленные когда-то скальные крючья, оборудованные площадки, снимаем несколько контрольных записок) и мы выходим на плечо п. Энергия на высоте около 5100 м. Перевал так и называем - плечо Энергии. Это 3Б*, по альпинистской классификации скорее 4Б к. тр. С седловины сбегали на вершину (меньше 5 мин.) и начали спуск на перевал Чимтарга (по маршруту 2Б к. тр.). Пять веревок по льду, затем по осыпному гребню - и через полтора часа мы на перевале Чимтарга. Сложная часть маршрута завершена. Еще один день "съеденный" южной стеной в. Энергия, отнял у нас возможность закончить траверс через в. Чимтарга. Но основную свою задачу - пройти здесь хороший перевал 3Б к. с. - мы выполнили.

Теперь нам осталось за пять дней пройти (пробежать?) около 100 км с прохождением перевала Сарымат З. (2А) за оставшихся пять дней, чтобы к утру 11.08. попасть в кишлак Шинг, где нас будет ждать машина, и за одно пройти необходимый для похода километраж. Первый из этих пяти дней оказался самый тяжелый. Мы за день сбросили почти три километра по высоте, собирая по дороге все наши заброски. К концу дня все уже просто падали. На следующий день проходим населенку по р. Сарымат. Встретили большую группу англичан. В аулах много народа, особенно детей.

Дети из аула в верховьях р. Сарымат.

Как выясняется, в основном из Педжикента, выехали на лето. В верхнем ауле нас угощают. Айран, хлеб, традиционный чай. Встретили представителя власти, вероятно, из органов безопасности. Он посещал аулы для профилактической беседы. Я так понял, что на границе Узбекистана с Афганистаном была очередная заварушка, часть боевиков рассеялась по горам, и теперь их ловят в обеих республиках. Нам сказали, что бояться нам нечего, и, чтобы мы не пугались, присутствия солдат в горах.

Хорошо, что мы заказали машину. Теперь нам просто некуда деться, кроме как закончить маршрут в классическом стиле. В противном случае уж очень велик был бы соблазн пройти траверс в. Чимтарга и уйти вниз на Алаудины или в а/л "Артуч" (на Маргузорские озера мы в этом случае не успевали). Но, как говорят, за все уплачено, так что деваться просто некуда. И, наконец, я все-таки попадаю на Маргузорские озера - давнюю свою мечту. Надо сказать, мечта оказалась прекрасной. Думаю, это красивейшая цепь озер в Фанских горах.

На озере Хазор-Чашма

Фаны, как встречали, так и провожали нас сильнейшей грозой. Наиболее интенсивный ливень переждали в гостинице для путников в кишлаке Маргузор. Скорость движения у нас оказалась существенно выше ожидаемой, поэтому на последок получилась практически дневка на самом нижнем озере - Нежигон. Оно находится в довольно глубоком каньоне, так что солнце здесь с 10-00 до 15-00. Устроили купания с заплывом на 3 метра. Дальше не получалось - вода слишком холодная.

Обратный путь полностью совпадал с заездом - на том же транспорте, в той же гостинице в Самарканде, в Ташкент, на самолет и домой.

А поход, все-таки, получился классный. Наши участники: Богданов Александр, Струбцов Юрий, Кузьмин Владислав. Руководитель - я. Нитка нашего маршрута: Алаудинские озера - пер. Алаудин+п. Северный по сев. гребню+пер. Шогунага (2Б, 4200) - пер. Талбас+в. Чапдара по сев. гребню (через "Сфинкс") (3Б*, 5А альп., 5049) - лед. Бодхона - пер. седло Бодхоны (2Б) - пер. Зард (1Б) - пер. Фанская сказка (3А, 4300, первопрохождение) - лед. Имат - пер. Имат (3А, 4100) - пер. Линкор (1Б, первопрохождение) - пер. Сурх (1Б) - р. Казнок - пер. Кузбасс+пер. Жигули+в. Энергия по юж. стене+пер. Чимтарга (пер. плечо Энергии) (3Б*, 5105, первопрохождение) - р. Зиндон - р. Сарымат - пер. Сарымат З. (2А) - Маргузорские озера - к. Шинг.

А. В. Джулий.

westra.ru

Фанские горы | В-горах.Ru

Фанские горы

Ну вот исчезла дрожь в руках – теперь на верх,ну вот сорвался в пропасть страх – навек, навек.Для остановки нет причин – иду, скользя,а в мире нет таких вершин, что взять нельзя.

В. Высоцкий.

В 1998 году я приехал в Фаны после восхождения на п. Хан-Тенгри, чтобы присоединиться к походу 5 к. с. Сидели с альпинистами в базе на Алаудинских озерах, и они мне показывали окружающие нас маршруты. Чапдара возвышается прямо над базой. Темная, черная и не уютная стена с маршрутом Солонникова 6А к. тр. меня мало привлекала. А северный гребень, возвышающийся на фоне неба сидящим «Сфинксом», просто вклинился в память. Вот она, очередная идея. Высотные альпинистские маршруты 5А-5Б к. тр. я уже ходил, а вот задача попробовать вписать техническую 5А к. тр. в поход 6 к. с. показалась интересной. А за одно и изучить новые возможности в туризме в связи с уменьшением допустимого числа участников до четырех. В том же 1998 году я «до собирал» материалы по возможным первопрохождениям в районе в. Большой Ганза. Еще одной частью маршрута планировался траверс Энергия-Чимтарга. К сожалению, на Чимтаргу нам не хватило времени.

Добирались не без приключений. В Ташкенте после встречи всей группы (нас всего четверо) сели на встречающий нас микроавтобус и поехали в Самарканд. По дороге четыре раза у нас взрывалось колесо, в итоге приехали в Самарканд уже ночью. Утром – до границы, граница здесь переходится исключительно пешком. Таможенные формальности, и через пару часов мы уже едем на уазике фирмы «Вертикаль» в горы.

Первый этап – разнос забросок. Фаны встречают нас грозовым фронтом и дождем, т. е. знаменитым «безоблачным» фанским небом. Вдвоем с Юрой высаживаемся у поворота к р. Зиндон, Саша с Владом едут на Алаудинские озера. Они разносят заброски на лед. Бодхоны и через перевал Казнок на р. Казнок. Мы по Зиндону оставляем заброску на финишную часть маршрута, еще одну – на оз. Большое Алло (для прохождения перевала Олимпийский, куда мы в итоге тоже не успели). На перевале Чимтарга также оставили заброску на часть траверса. Погода по-прежнему нас не балует. Каждый день с обеда снег.

Встречаемся на базе на Алаудинских озерах. Первый этап, он же этап акклиматизации, завершен. Начинаем готовиться к выходу на основную часть маршрута. К этому времени Руфина Григорьевна Арефьева уже рассказала нам, что в последние годы в Фанах наиболее устойчивая погода в новолуние, а в полнолуние – наиболее плохая. Так что ждать хорошей погоды нам пока не приходится. Уже почти готовы к выходу, но тут выясняется, что Влад заболел. Температура 38. Остаемся, Руфина Григорьевна лечит его иглоукалыванием, а нам предлагает сходить для разминки на п. Северный (4200,2Б к. тр.). Взвесив все за и против, утром выходим на восхождение. Три часа быстрого подъема – и мы на перевале Алаудин, под северным гребнем вершины. Веревки, закладки, крючья – и вверх. А через два часа мы уже любуемся окрестными видами сверху. Хорошая 2Б, но из-за погоды большая часть ключевых участков обледенелая, так что лазание достаточно неприятное. Сбегаем на перевал Шогунага, и через два часа мы на базе. Владу уже получше, так что завтра утром выходим.

22.07. С утра солнечно, рано утром выходим в сторону перевала Талбас. В планах – подойти под северный гребень и провесить нижнюю часть стены, поэтому мы особо не торопимся. К обеду наш лагерь уже стоит, но уйти наверх не удается – снова снег, гроза, видимость равна нулю. В этот день нашу стену мы больше не видели. На утро успеваем только позавтракать на улице. С рассветом все опять затягивает и до обеда бушует стихия. После обеда начинают появляться просветы. Выходить с полной выкладкой уже поздно, поэтому часа в четыре идем провесить нижнюю часть стены. Здесь на третьей веревке первый серьезный «ключик» маршрута – внутренний угол с незначительным нависанием. Трещин достаточно, в основном идут закладки. Через два часа возвращаемся в лагерь.

24.07. Утром – великолепная погода. Идем на нашу стену. На первом «ключике» рюкзаки вытаскиваем. Надо сказать, что с грузом мы перебрали – в рюкзаках килограмм по 30. Сказываются туристские привычки – брать все. В следующий раз на такой стене мы, вероятно, многое оставим внизу. А сейчас даже наличие видеокамеры вызывает иногда раздражение – ведь это самый лишний предмет на стене. Темп подъема вполне приличный, крутизна ближе к голове «Сфинкса» постепенно возрастает, количество льда на скалах – тоже. На скалах у нас в команде впереди работают Саша Богданов и я. Сменяемся через две-три веревки. При встречах рассказываем друг другу о неприятных участках, связанных в основном со льдом. У меня такой участок попался уже под головой «Сфинкса». Там идет движение по внутреннему углу, а когда он «задирается» в «отрицаловку», нужно уйти вправо на его боковую грань. Сделать эти несколько шагов в сторону я так и не смог – сплошной лед, а там круче 70 градусов. К этому времени мы уже давно сменили скальные туфли на трекинговую обувь и кроссовки. В туфлях здесь работать бесполезно – улетишь. Дальше у меня все пошло как по Визбору – нашел маленький выступ, повесил на него петельку и на страховке приспустился вниз, а дальше маятником на боковую грань внутреннего угла. Легким движением руки петля сбрасывается с выступа, и веревка уже висит там, где надо. На седьмой-восьмой час работы пошел снег. Особо он уже не мешает, так как скалы здесь и так полностью присыпаны и покрыты льдом, зацепки приходится чистить молотком и руками. Выбираюсь на голову «Сфинкса» первым. На голове – ухо – острый камень выше роста – гудит, как высоковольтные провода. Дотрагиваюсь пальцем – током не бьет. Под ухом – единственное место для приемлемого бивака.

25.07. Впереди – очередной ключевой участок подъема – два практически отвесных жандарма, ко всему еще и обледенелых. С утра снег, гроза. С головы «Сфинкса» – «дюльфер» под первый жандарм и 20 м сложного лазания на его макушку. Шурик работает с закладками, я иду вторым. Поднимаюсь, а Шурик лежит, распластавшись на гребне. На вопрос «в чем дело», поднимает жюмар на 20 см. Раздается характерный гул. Я протягиваю к Шурику палец, и нас чувствительно бьет током. Следующую веревку по пологому острому гребню вешаю ползком. Погода начинает постепенно улучшаться. Мы под вторым жандармом, Шурик впереди. Сплошной лед, поэтому крючья и закладки практически идут через метр. Рюкзаки снова вытаскиваются. В итоге на этих двух жандармах мы провели больше пяти часов.

Дальше пошел комбинированный гребень, жандармы «Зайцы» и «Лягушка». «Лягушку» проходили практически в темноте. За ней – отличное место для бивака на снегу.

26.07. Утром уже идем по простому снежно-ледовому гребню. Крутизна около 40 градусов, но нам приходится вешать веревки на ледобурах. Если бы рюкзаки были полегче, большую часть можно было пройти связками. Погода хорошая, к 12 поднимаемся на плечо Чапдары. На вершину от сюда – 15 минут налегке. На правах первых здесь туристов решаем обозвать препятствие перевалом плечо Чапдары. Сбегали на вершину, пообедали и начали спуск на лед. Бодхона. Спуск – это тоже стена с фрагментами осыпных полок. По рассказам альпинистов, в зависимости от выбора пути, навешивают от четырех до 22 дюльферов. Правда, если четыре – то это спуск налегке, во многих местах лазанием. Я примерно понимаю, где такой спуск проходит, в нашем случае там все обледенело. Мы обошлись девятью дюльферами. Вся стена просто усеяна шлямбурами, крючьями, петлями, так что крючьев почти не тратили, в основном меняли петли. К вечеру спустились на удобную осыпную полку с небольшой площадкой. Конечно, до темноты мы могли успеть спустится на ледник, но возможности и времени уйти в лагерь для отдыха, у нас не было, поэтому решили не перенапрягаться, спокойно отдохнуть. Утром еще три дюльфера, и мы быстро спустились на ледник Бодхона, к заброске. Весь спуск по туристской классификации можно оценить, как 3Б. До обеда – разбор продуктов, и какой никакой отдых. Из-за погоды и большей сложности стены мы потеряли еще два дня, стало ясно, что перевал Олимпийский отменяется.

Конечно, после такого восхождения необходимо делать хотя бы один день отдыха. У нас он состоялся только через пять дней после прохождения еще шести перевалов на следующей заброске на р. Казнок.

28.07. Идем перевал седло Бодхоны. Скальная 2Б, снова обледенелые скалы, из-за чего сложное лазание и снова более пяти часов работы. А затем вверх по простому снежно-осыпному склону поднимаемся на седловину. В огромном туре, сложенном, вероятно, туристами из Уфы, с трудом находим их записку. Обычные формальности, и по мелкой длиннющей осыпи спускаемся вниз. За одно сочувствуем тем, кто здесь поднимается. Перевал односторонний, прохождение в обратном направлении мне представляется не интересным. Хотели в этот день пройти два перевала, чтобы хоть немного нагнать график. Но силы еще не восстановились, поэтому отдыхаем. Утром проходим перевал Зард – своеобразная 1Б, с дюльфером 50 м на спуске. А к обеду мы уже за поворотом, куда, возможно, не ступала нога человека. Мореный гребень, затем открытый ледник приводят нас в район предполагаемого перевала. Без долгих раздумий из нескольких вариантов выбираем подъем по красивой косой наклонной ледовой полке, подрезанной внизу небольшим бергшрундом. Седловина смотрится великолепно. Размышляем над названием, которое завтра ему присвоим. Все орографические названия здесь уже есть. Поэтому останавливаемся на Фанской сказке. Фанская сказка – находится в северо-восточном гребне в. Большой Ганза. У него много достоинств. При прохождении преодолеваются ледовые и скальные склоны, закрытый ледник, достаточно сложный ледопад. Перевал двухсторонний, при любом варианте прохождения останется хорошей 3А.

30.07. Ранний выход, и начинаем подъем на свою сказку. Лед в основном 40 градусов, перед выходом на седловину – 55. Вылазим в совершенно узкую щель на полтора человека, откуда, через небольшой скальный жандарм, выходим на седловину. Всего 330 м веревок. Строим тур и производим торжественную закладку записки, для чего пришлось съесть банку паштета. Вниз – крутые скалы, три веревки по 50 м, оставляем петли, крючья, затем по осыпной полке вправо в ледовый кулуар, по

которому еще две веревки на закрытый ледник. По леднику в связках чуть ли не бегом проскакиваем зону ледовых обвалов, пользуясь обломками сераков в качестве мостов на довольно больших трещинах, и постепенно втягиваемся в ледопад. Идем ближе к правому борту, довольно часто разворачиваясь лицом к склону для спуска на передних зубьях.

Примерно в средней части ледопада выходим на скальный контрфорс в. Большой Ганза, чтобы просмотреть следующий первопроход. Зрелище открылось просто впечатляющее. Долго разглядывали в трубу нижний пояс скал, крутой, черный и совершенно гладкий, как обсидиановое стекло. Прикинули наши возможности (веревка – одна, вторая на 70% ушла на оставленные петли, в месте, наиболее подходящем для подъема – метров 400 сложного лазания) и решили не испытывать судьбу. Зато закончим полностью прохождение ледопада. Еще несколько часов петляния через гребешки, провалы, трещины, сераки – и мы на спокойной части ледника Имат, по которому быстро проходим под одноименный перевал – наш запасной вариант. Ставим лагерь, так как скоро уже стемнеет. Перевал Фанская сказка пройден. Не побоюсь сказать, что из Фанских 3А он один из наиболее сложных и самый интересный и красивый.

31.07. Имат – также одна из наиболее серьезных 3А в моей практике. На подъеме – немного скал и льда, где нужны перила, сложность на уровне 2Б, спуск на юг – чисто скальный, дюльфера по скалам с участками нависания (при подъеме – обходятся), перемежающиеся петлянием по широким осыпным кулуарам и полкам. Вероятно мы – первая туристская группа, прошедшая этот перевал за один день. Как правило, ночуют на седловине. Правда, на спуске нам помогает хорошее знание пути и петли, оставленные в 1998 году, когда я проходил здесь участником. Все наши петли, как новенькие, только выцвели. Дальше уходим вправо вверх по долине. Задача – пройти перевал, выводящий непосредственно в верхний цирк перевала Сурх. Вопросов, как его проходить и где, у меня не было, так как в том же 1998 году при разведках новых седловин в этом цирке я облазил практически весь гребень. Ожидали, что получится 2А, оказалась хорошая 1Б. Перевал идется траверсом вдоль стены п. Линкор и выводит непосредственно на перевальный взлет перевала Сурх. По соседствующей вершине он и получил свое название. Через перевал Сурх мы спускаемся на р. Казнок, к заброске.

Завершено красивое пятерочное кольцо вокруг в. Большой Ганза. Теперь в рамках похода 5-6 к. с. можно пройти серьезное кольцо вокруг вершины: пер. седло Ганзы (2Б) – пер. Фанская сказка (3А) – пер. Имат (3А) – пер. Линкор (1Б) – пер. Сурх (1Б).

2.07. Долгожданная дневка. Газ брали с запасом, поэтому устраиваем групповое купание. Правда, полноценного отдыха для всех не получилось – Саша с Владом часов пять ходили за заброской – слишком высоко закопали. Зато все уцелело. Жарим традиционные блины, объедаемся всевозможными деликатесами (маринованные шампиньоны, оливки). Высота ниже 3000 м, слегка донимает местная живность (двухвостки). Следующая наша задача – найти и пройти перевал Куйбышевский, отмеченный на некоторых картах, но не подкрепленный какой-либо информацией. А с него – траверс на перевал Жигули и дальше через Энергию-Чимтаргу. Подъем на перевал – скальный склон, требующий веревок. Мы нашли проход по скалам средней трудности левее перевала и в результате поднялись на него без веревок, выйдя на седловину по достаточно широкой осыпной полке вдоль гребня. Перевал оказался Кузбасс, 3А, впервые пройден в 1990 году. Просмотрели спуск – снежно-ледовый склон, достаточно протяженный, вполне хороший перевал. Уходим траверсом к скальному жандарму, который обходим по узенькой ледово-скальной полке длиной около 200 м. Веревки, ледобуры. Дальше в связках выходим на перевал Жигули, под следующую нашу стену.

Мы, конечно, пытались найти информацию по прохождению южной стены в. Энергия альпинистами. В одном из отчетов проходился траверс Зиндон-Энергия, в котором упоминалось движение по южной стене с участками пятерочного лазания. Какие-либо подробные описания отсутствовали. Так что мы с полным правом можем считать себя первопроходцами.

Южная стена п. Энергия – сплошные «бараньи лбы». Нижний, рыжий пояс наиболее сложный и зализанный, верхний – серый, уже начал разрушаться от времени, там больше зацепок и трещин. Из-за такого характера скал применялись в основном скальные крючья, хотя и закладки не были забыты. Стена чрезвычайно живая, по ней постоянно что-то летит. Мы планировали достаточно поздний выход, ожидая схода утренних камнепадов, как оказалось, зря. Летели в основном лед и камни, которые из него вытаивали, т. е. сыпало периодически в течение всего дня. После долгих раздумий выбрали слабо выраженный контрфорс в средней части рыжих скал. Его нижний край простреливался камнями, но было и нормальное укрытие. Через две веревки вышли к ключевому участку, на котором застряли на 4 часа.

Здесь на небольшой осыпной полке, постоянно простреливаемой камнями, сложили рюкзаки, а участники, распластавшись вдоль стены, укрывались под 30-сантиметровым карнизом. С полки выход вправо на контрфорс, по которому сложное лазание 40 м до маленькой полочки (стоя максимум 2 человека, рюкзаки ставить негде). Дальше выход по «катушкам» 60-70 градусов под небольшое нависание. На «катушках неприятно, и Шурик забивал крючья под опору для ног. Нависание с отколом, и по отколу проходится довольно легко. Только после навешивания второй веревки начинаем движение вверх. Спускаюсь за рюкзаком. Все рюкзаки засыпаны каменной крошкой, Юрик то ли висит, то ли лежит под карнизом. Забираю рюкзак – и наверх. На полке обедаем. Вокруг нас по-прежнему стена, но уже виден конец рыжих скал. Полку с легкой руки Юрика обозвали кафе «Ой».

После обеда проходим еще несколько веревок, обходя крутые сбросы то влево, то вправо, и к вечеру выходим на небольшую полку под нависающей стеной. С точки зрения безопасности вполне приемлемо, мы все изрядно вымотались, поэтому встаем на ночлег. Погода ночью, похоже, будет хорошая, так что палатку не ставим. А с утра еще часов восемь работы по более простому рельефу (где-то часа через три вышли на гребень маршрута 4А с р. Пр. Зиндон). Здесь уже встречаются оставленные когда-то скальные крючья, оборудованные площадки, снимаем несколько контрольных записок и мы выходим на плечо п. Энергия на высоте около 5100 м. Перевал так и называем – плечо Энергии. Это 3Б*, по альпинистской классификации скорее 4Б к. тр. С седловины сбегали на вершину (меньше 5 мин.) и начали спуск на перевал Чимтарга (по маршруту 2Б к. тр.). Пять веревок по льду, затем по осыпному гребню – и через полтора часа мы на перевале Чимтарга. Сложная часть маршрута завершена. Еще один день «съеденный» южной стеной в. Энергия, отнял у нас возможность закончить траверс через в. Чимтарга. Но основную свою задачу – пройти здесь хороший перевал 3Б к. с. – мы выполнили.

Теперь нам осталось пройти (пробежать?) около 100 км с прохождением перевала Сарымат З. (2А) за оставшихся пять дней, чтобы к утру 11.08. попасть в кишлак Шинг, где нас будет ждать машина, и за одно пройти необходимый для похода километраж. Первый из этих пяти дней оказался самый тяжелый. Мы за день сбросили почти три километра по высоте, собирая по дороге все наши заброски. К концу дня все уже просто падали. На следующий день проходим населенку по р. Сарымат. Встретили большую группу англичан. В аулах много народа, особенно детей. Как выясняется, в основном из Педжикента, выехали на лето. В верхнем ауле нас угощают. Айран, хлеб, традиционный чай. Встретили представителя власти, вероятно, из органов безопасности. Он посещал аулы для профилактической беседы. Я так понял, что на границе Узбекистана с Афганистаном была очередная заварушка, часть боевиков рассеялась по горам, и теперь их ловят в обеих республиках. Нам сказали, что бояться нам нечего, и, чтобы мы не пугались присутствия солдат в горах.

Хорошо, что мы заказали машину. Теперь нам просто некуда деться, кроме как закончить маршрут в классическом стиле. В противном случае уж очень велик был бы соблазн пройти траверс в. Чимтарга и уйти вниз на Алаудины или в а/л «Артуч» (на Маргузорские озера мы в этом случае не успевали). Но, как говорят, за все уплачено, так что деваться просто некуда. И, наконец, я все-таки попадаю на Маргузорские озера – давнюю свою мечту. Надо сказать, мечта оказалась прекрасной. Думаю, это красивейшая цепь озер в Фанских горах.

Фаны, как встречали, так и провожали нас сильнейшей грозой. Наиболее интенсивный ливень переждали в гостинице для путников в кишлаке Маргузор. Скорость движения у нас оказалась существенно выше ожидаемой, поэтому на последок получилась практически дневка на самом нижнем озере – Нежигон. Оно находится в довольно глубоком каньоне, так что солнце здесь с 10-00 до 15-00. Устроили купания с заплывом на 3 метра. Дальше не получалось – вода слишком холодная.

Обратный путь полностью совпадал с заездом – на том же транспорте, в той же гостинице в Самарканде, в Ташкент, на самолет и домой.

А поход, все-таки, получился классный. Наши участники: Богданов Александр, Струбцов Юрий, Кузьмин Владислав. Руководитель – я. Нитка нашего маршрута: Алаудинские озера – пер. Алаудин+п. Северный по сев. гребню+пер. Шогунага (2Б, 4200) – пер. Талбас+в. Чапдара по сев. гребню (через «Сфинкс») (3Б*, 5А альп., 5049) – лед. Бодхона – пер. седло Бодхоны (2Б) – пер. Зард (1Б) – пер. Фанская сказка (3А, 4300, первопрохождение) – лед. Имат – пер. Имат (3А, 4100) – пер. Линкор (1Б, первопрохождение) – пер. Сурх (1Б) – р. Казнок – пер. Кузбасс+пер. Жигули+в. Энергия по юж. стене+пер. Чимтарга (пер. плечо Энергии) (3Б*, 5105, первопрохождение) – р. Зиндон – р. Сарымат – пер. Сарымат З. (2А) – Маргузорские озера – к. Шинг.

www.v-gorah.ru


Смотрите также