Конный поход Жигули 16.07-26.07.15. Поход по жигулям


За Шестьдесят

         Когда краткое представление действующих лиц закончено, первые члены команды достигли лагеря – 4800. Через час, когда вся команда была в сборе (каждый шел своим темпом): призадумались.

         Мысль, которая витала у всех в голове во время подхода, была озвучена: продолжить поход с такими рюкзаками по осыпи, ледникам и перевалам продолжительностью 7 – 10 дней мы бы смогли (физическая подготовка и акклиматизация позволяли нам это), но лезть с ними на стену...

        Приступили к ревизии рюкзаков.

        Отбраковали лишнее: полиэтиленовый тент для палатки, мудро решив, что осадков не будет, а, если и будут, то со снегом. Из снаряжения выбросили титановые длинные и тонкие крючья: гнулись, войдя на треть в трещину, зачем только из Самары их везли. Отложили в сторону часть ледовых крючьев - «морковок», оставив парочку (очень уж они тяжелые). Из личных вещей: фотоаппарат, аптечку, пару "кошек", галоши, что-то еще, переложили в общую кучу со снаряжением, а из одежды решили взять только то, что на тебе одето (был уже вечер и на 4800 стало очень даже прохладно, поэтому каждый одел на себя все, что имел в наличии). Из запасной одежды решили взять только носки (у кого они были).

         На бивуачном снаряжении вес тоже особенно не сэкономили. Без пуховых ВЦСПСовских спальников на каждого отдельно мы, конечно, обойтись не могли (некоторым из нас выдали их только непосредственно на это восхождение взамен ватных). Палатка – «серебрянка» и поролоновые коврики тоже споров не вызвали – другого не было (отбросили только один из ковриков: он просто был лишним и не помещался на площади палатки), зато на бензине и ракетах решили сэкономить и часть оставить. Рассчитали в общем-то правильно: бензина нам хватило до конца восхождения, а ракеты, да, что о них говорит, все равно на второй день «улетели» вместе с «незадачливым» рюкзаком, но об этом я уже писал.

        Перешли к продуктам. Безжалостно отбросили почти все рыбные консервы и некоторое количество банок с тушенкой и сгущенкой, выпили сок. Стеклянную банку с медом и орехами решили оставить, как символ благополучия. Не помню, успели ли мы этот «символ» попробовать, так как его постигла участь та же, что и ракет.

        На этом сортировка – отбраковка закончилась. Поделили все отобранное на четыре части, по количеству участников восхождения, а отбракованное - в отдельный мешок и в резервную палатку: пригодятся еще для наблюдателей, других наших группы (еще спасибо скажут), да и мы сами на обратном пути сможем воспользоваться оставшимися вещами и продуктами.

         Из этого занятия извлекли первый урок, который стал для нас одним из основных правил – законов для таких восхождений. Не должно быть ни лишних, ни отдельно личных или общественных вещей: все должно тщательно отбираться и включаться в общий вес груза группы, если эта группа – КОМАНДА и идет она на серьезный многодневный маршрут. В этот груз входят и фототехника, и аптечка, и спальники с ковриками (обсуждается их количество) и индивидуальное снаряжение (например, те же «кошки», если они берутся одна или две пары на группу, независимо для кого они предназначены) и т.д. Не удалось мне включить в этот список (правда, как и в последующие) только сигареты: брать не запрещали, но в общий груз подсунуть их не разрешали, но я на этом и не настаивал (вес то небольшой). Зато на чей-то любимый «бабушкин» теплый и толстый шерстяной свитер (в качестве примера), который мог весить… ну, достаточно много, могли наложить вето и не включать в общий груз или брать индивидуально для себя сверх положенной нормы.

        Итак, все разделено, поделено, разобрано, рюкзаки подготовлены, завтра с утра на маршрут.

        20 июля 1974 г. Вышли рано утром в 5 часов и, хотя рюкзаки после вчерашней ревизии стали полегче, идется очень тяжело. Преодолели морену и верхнюю часть ледника: растягиваться уже нельзя и приходится всем идти со скоростью самого медленного. Еще один урок, который был учтен в будущем. Вес груза не должен быть обязательно одинаковым у всех участников восхождения, если хочешь двигаться оптимальным темпом и не «ныть» при этом, что кто-то тебя задерживает: каждый знал (должен знать) перед этим на что идет и с кем. В 10 часов перед "бергшрундом" перекусили, связались, а дальше… начало маршрута.

        Описание прохождения самой стены скучно и однообразно и займет много времени (можно и заснуть), да оно есть в отчетах, поэтому хочу остановиться только на тех моментах и событиях, которые особенно остались в памяти, с которыми впервые встретились на этом маршруте. Итак, первый день и сразу проблемы, очень характерные для этого маршрута, с которыми мы не встречались раньше. Подходим к внутреннему вертикальному углу. Кажется, все понятно, такое мы уже проходили раньше (лазание по вертикальному внутреннему углу, в галошах, без рюкзака, с надежной крючьевой страховкой – одно удовольствие). Первым проходит Иван, как капитан и руководитель, легко и красиво. Затем подхожу к нему я, уже по перилам и с верхней страховкой, тоже без рюкзака (зачем мне лезть с рюкзаком, думал я, если потом все равно их придется вытягивать: три или четыре – какая разница). Дальнейшие действия тоже предсказуемы: надо вытягивать рюкзаки, для этой цели мы даже какой-то блок взяли (правда он лежит внизу в одном из рюкзаков). Начинаем тянуть…

        Здесь мне сразу вспоминается эпизод, произошедший намного позже, при нашей эвакуации лагеря по окончании сборов.

        Последние люди с последним грузом покидают лагерь 4200 м. Мы с Витей Журавлевым (признаюсь, добровольно)сопровождаем ишака с грузом. Отстали от всех, так как двигаемся по серпантину ишачьей тропой, а ребята сбежали вниз по склону, по траве и камням напрямую.

         Поселок Лянгар – цель нашего конечного пути: под нами, как на ладони. И вот здесь наш ишак заупрямился: встал. Способ, каким пытался воспользоваться Шурик в фильме «Кавказская пленница»: один тянет, другой толкает – тоже не дал результатов. Комсомолки и, вообще, прекрасной девушки у нас с собой не было. Виктор, шедший первым, мало напоминал ее. Пришлось применить физическую силу (да простят меня защитники животных). Виктор тянет ишака спереди, а я стимулирую его вибрамами сзади. Вначале это дало какой-то эффект и движение продолжилось, но не надолго. Хочу отметить, что мы с Виктором тоже шли не пустые, а с рюкзаками, может и не с такими тяжелыми, но и ишак шел не с "полной" выкладкой. При заброске продуктов и снаряжения в начале экспедиции в базовый лагерь наши юные местные погонщики меньше 40 кг груза на ишаков и не загружали, иначе ничего не заработаешь, ведь деньги платили пропорционально весу груза. ( О-о…, но об этом: ишаках и их молодых погонщиках от 10 до 15 лет, можно писать и писать, но об этом как-нибудь в другой раз). Так с небольшими остановками мы продолжали двигаться еще некоторое время, а затем ишак просто лег. Просто лежит, смотрит на нас грустными глазами и еще, дотянувшись мордой до травки на обочине тропы, пощипывает и жует ее. Никакие призывы наши, ни ласковые, ни с применением физической силы, не дают результатов. Ишак лежит, поднять его у нас не хватает сил. Что делать? Извечный вопрос. Разгружаем ишака, берем его с двух сторон и ставим на ноги. Загружаем его снова и продолжаем наше движение, только в обратном порядке: я, ишак и сзади уже Виктор в отриконенных ботинках. Через некоторое время история повторяется. За мной ишак тоже не хочет идти и ботинки Виктора не помогают. Лежит наш ишак, мы вертимся вокруг него. Разгружаем, ставим на ноги, загружаем: продолжаем движение.

        В третий раз, когда это случилось, при разгрузке ишака, тот каким-то образом перевернулся на бок, сделал один полный оборот вниз по склону, потом второй…. Все, как в замедленном кино. Мы стоим, смотрим сверху и думаем, как мы будем отчитываться за этого ишака, но на третьем обороте наш ишак застрял в кустике, встретившимся на его пути. Лежит наш ишак на боку ногами вверх к склону и смотрит на нас своим грустными глазами. Спускаемся к нему, помогаем ему сделать еще пол-оборота по склону, чтобы его ноги были внизу, разгружаем, поднимаем и начинаем выталкивать его вверх на тропу. С трудом, но нам это удается. Учитывая случившееся и, боясь повторения пройденного, делим груз ишака на три части: две загружаем на себя, третью часть вешаем на ее хозяина. Медленно и с остановками движение было опять продолжено.

        Доходим до развилки тропы: одна ведет в кишлак Лянгар, куда нам надо (он вот, прямо под нами, рядом), а вторая, правая, в другой - Иссор, откуда родом ишак. Здесь наш ишак внезапно ожил, прибавил шаг и вприпрыжку, обгоняя нас, ринулся вниз по тропе, но… по правой, в сторону своего дома. Куда девалась его усталость, флегматичность? Еле догнали его и уже без всякой жалости сурово принудили идти туда, куда нам надо. Через полчаса мы были уже у нашего табора (другого слова не подобрать) и делились своими впечатлениями о спуске и о причине нашей задержки.

        Не буду останавливаться здесь и на эпизоде (для меня это эпизод), как Светозар Владимирович сопровождал ишака. Тот увел его, как раз, в другой кишлак - Иссор; он просто не смог его догнать.

        Почему я вспомнил сейчас этот эпизод? Думаю, многие поняли. Поведение первого рюкзака ни чем не отличалось от описанных выше действий ишака. Мы вдвоем с Иваном тянем его вверх, снизу ребята поддергивают его (для этой цели у нас даже был специально припасен репшнур – 60 м.), когда тот застревает (ведь это не вертикальная стенка, а внутренний угол, и хоть средняя крутизна его 85 град., но это с нависаниями). Кажется все правильно, все по науке. Одна незадача. Кто помнит еще абалаковские рюкзаки, поймет меня, другим же поясню. Это большой круглый большой брезентовый мешок с многочисленными карманами и лямками, весивший в сухом виде около двух килограмм (когда он намокал, то вес его многократно увеличивался – ну очень много воды мог впитать в себя толстый брезент). Так вот этот рюкзак – гордость нашей советской спортиндустрии (такие рюкзаки распространялись только по спортивным секциям и альплагерям. Для простых смертных туристов это был предел мечтаний), никак не хотел лезть вверх. Он цеплялся своими карманами и лямками за все неровности обеих стенок угла, пытался сбросить камни на тех, кто поддергивал его снизу и, вообще, вел себя очень «неадекватно». Дойдя до первого нависания, он «капитально» встал. Пришлось Ивану спускаться вниз до этого нависания и, помочь ему (рюкзаку) вылезти наверх. Внизу ждали свою очередь еще три ишака – рюкзака, их поведение не отличалось от первого, но теперь их на пути поджидали еще два «погонщика» (Саша Бебяков тоже поднялся выше). Итак, по цепочке: Володя – Саша – Иван – Гена, рюкзаки были вытянуты.

        В 19:30 мы все вместе с рюкзаками наконец-то собрались на одной полке, где и планировали заночевать. В 21:00 после нелегкой работы по подготовке площадки для палатки, та, наконец-то, стоит, и мы удобно расположились в ней. Через полчаса уже закипает растопленный снег в котелке (не помню, что выступало в роли котелка, кажется, маленькая кастрюля). Пока готовится ужин, мы ведем бурную дискуссию, обсуждаем планы на следующий день, внося корректировку в тактику нашего последующего движения. Делаем для себя выводы: во-первых, раньше вставать на ночевку и, во-вторых, думать не только о себе, но и наших «ишаках» и как мы будем их вытягивать.

        На следующий день - выход в 8:00, скалы уже освещены и можно работать. Внесенная корректировка в тактику движения дает плоды. Из четырех рюкзаков сделали три, отчего вес их, конечно, не уменьшился, стараемся меньше вытягивать их, а тащить на себе (разумеется, кроме первого, которому часто приходится идти еще и в галошах). Событие, происшедшее в конце рабочего дня, круто повлияло на наше дальнейшее восхождение. Как я уже писал ранее, один из упрямых «ишаков» (хотя, к кому относится это название – вопрос спорный, поэтому поясняю: один из рюкзаков) улетел вниз, не встретив на своем пути никакого кустика, один раз только задев стену. Уже после восхождения Володя снизу спокойно поднялся к нему и забрал: целого и невредимого (одно из немногих достоинств таких рюкзаков – очень крепкий), избавив нас от необходимости лишнего объяснения перед завхозом нашего облсовета.

        Потеря одного рюкзака даже не вызвала в нас каких-то особых переживаний. Улетел, ну и улетел, даже не подумали, а чтобы случилось, если улетел один из тех, в которых была палатка или примус с бензином. Но, что случилось, то случилось, стараемся об этом не думать. Уже в 17:30 встали на ночевку: двое стали готовить площадку под палатку, а двое – обрабатывать маршрут. Такой же тактики мы старались придерживаться и в оставшиеся пять дней восхождения: ранний выход, своевременная остановка на ночевку, подготовка площадки, обработка маршрута и нормальный, полноценный (ну почти) ночной отдых, но при этом и, не позволяя рюкзакам пускаться в свободный полет (лимит рюкзаков уже весь вышел и каждый последующий мог стать.… Да, что об этом говорить).

        Во все последующие дни мы просто «летели» с облегченными рюкзаками и только вверх. Конечно, были и сложные участки, и очень - с применением лесенок, были сидячие или полулежащие ночевки, были и отклонения от раннего выхода (когда ночью нас засыпал снег, и пришлось утром разгребать себя и палатку), но все это уже рабочие моменты. С каждым днем мы набирались опыта, учились, тому, что, в общем-то, положено знать до выхода на такое восхождение. Но лучше поздно…, главное, мы шли не на том пределе, когда все уже становится по фигу; не было растерянности и сомнений, что мы пройдем эту стену. Страховка и безопасность стояли всегда на первом месте. Не было у нас и никаких даже мыслей о том, чтобы сойти с маршрута, да на таком маршруте и сходить некуда, разве только вниз - по пути подъема. Представив путь, который мы уже прошли и что его надо еще раз повторить, если захотим спускаться.… Эта мысль сразу покидала нас.

        Но, все позади (почти) и перед нами гребень, и последнее препятствие: снежный карниз от 1,5 до 3 м., согласно описанию. Такие карнизы (другие тоже) нам раньше преодолевать не приходилось. Мы с Иваном организовали страховку, забив в снег все ледорубы (Володя и Саша оставались внизу еще и на крючьевой самостраховке на скалах) и Иван полез прорубать окно (как в Европу), а точнее узкий коридор в этом карнизе. Час работы (мне, кажется, что Иван этот карниз прорубал не только айсбалем, но и руками и зубами) и он скрывается за гребнем. Все, есть надежная страховка, и мы по одному выкарабкиваемся наверх с рюкзаками, хотя правильнее будет сказано: каждого вытягивают верхние, сначала Иван меня, потом, мы вдвоем Сашу, как репку тянули. Когда в окне показалась голова последнего, Володи, его мы уже втроем выдернули, как морковку, чем он остался еще и не доволен. В 12:00 вытянули последнюю «репку» и собрались вместе на гребне. Мы счастливы!

        Небольшой отдых, оставляем рюкзаки и налегке к вершине: по снегу и небольшим скальным выступам. На одном из скальных островков находим контрольный тур. Меняем записку группы Овсянникова – Куйбышевского «Буревестника», прошедшей маршрут «Кустовского» и движемся дальше.

        Перед вершиной, еще один эпизод, который мне очень запомнился. Иду первым на всю веревку и вдруг… ба-а-а…: передо мной группа людей (они видят только меня, наших из-за перегиба им не видно). Подхожу ближе и сразу с вопроса, который меня давно уже мучил: «Ребята, у вас закурить что-нибудь есть?» (мои сигареты кончились из-за неаккуратного обращения с ними еще три дня назад). У них глаза квадратные (это я так представляю сейчас, потому что тогда на них были вязанные шлемы, каски, капюшоны и, конечно, очки: разобрать, кто это, очень трудно). Что они подумали обо мне, можно только догадываться: «Снежный человек, черный альпинист?». Я - то знал, что ни тот, ни другой стаями не ходят, как эти. Если, кому они и попадались, то только поодиночке. Сразу завязался такой активный диалог: "Ты кто?" Я им в ответ: "А вы, кто? " И дальше в том же ключе недоумков, держась при этом на некотором почтительном расстоянии друг от друга. Подошли наши, на этом короткая «разборка» закончилась, началось «братание». Это была группа иркутян, вышедших на п. Энгельса по маршруту Некрасова раньше нас на сутки. Они даже предположить не могли, что кто-то еще, кроме них, может быть на горе. Записку группы Овсянникова они сняли еще раньше на вершине, а мы должны были находиться, по их мнению, и общему плану экспедиции на другом классике коммунизма – Марксе (радиосвязи у них, конечно, тоже не было, только ракеты).

        Конечно, общее фото на память, угостили сигаретами (был у них один курящий, которого они все восхождение терроризировали, не давая курить, поэтому сигареты и остались; наши так круто со мной не поступали). Погода, которая затем к концу дня испортилась, в это время была великолепная. Солнце, такое же солнечное настроение, а дальше… , опять проза, разошлись в разные стороны: они продолжили спуск, а мы - на вершину, правда, не более чем через полчаса мы были уже на ней.

         Все, вершина!!! Мы выше Эльбруса почти на 1000 метров! Никто из нас не был до этого на такой высоте. Восторг, эмоции??? Да, нет, мы их уже, кажется, все истратили при выходе на гребень, пробив свое "окно в Европу" и после встречи с иркутянами. Быстро поменяли записку, и, стараясь больше уже не задерживаться, к тому же и погода начала портиться: туман, поднялся ветер, временами снег и крупа, начали спуск к рюкзакам и далее уже по следам иркутян к перемычке между вершинами Энгельса и Маркса. Через какое-то время, пройдя уже ледник, на снегу мы догнали иркутян, которые буквально прорывали траншею, пробиваясь в глубоком снегу. Мы решили не искушать судьбу, а время было уже позднее, и в первом удобном безопасном месте стали на ночевку, вытоптав площадку в снегу. Иркутяне решили пробиваться до перемычки.

        В 22:00 мы были уже в палатке и стали «зализывать» свои раны. Так поздно на ночевку мы еще ни разу на маршруте не вставали. Саша обрабатывал пальцы рук Ивана, которые все потрескались и распухли из-за снега, я пытался снять свои вибрамы, которые, как потом понял, просто примерзли к носкам. Пришлось снимать их вместе с носками. Все-таки северная сторона, а мы спускались по северной стороне гребня, это тебе не южная стена, по которой мы поднимались.

        В это время Володя занимался ужином, на который у нас еще хватало продуктов, да каких! Из НЗ достали последний пакетик картофельного пюре (большой дефицит по тем временам) и рассчитывали на вкусный и питательный ужин. Наш же повар, бросив этот пакет в кипящую воду, посмотрел, оценил и посчитал, что этот супчик-пюре жидковат для четырех мужиков и решил добавить в него оставшуюся у нас манку и крошки от сухарей. Да, конечно, мы были голодные, но есть такое…Я осилил пару ложек этого «не знаю чего»; Иван, как капитан команды, мужественно держался дольше, а Саша Бебяков, попробовав этого «чего-то» одну ложку, сразу передал ее Володе со словами: «Ешь сам!», не сказав при этом даже «Спасибо», а еще интеллигент, научный сотрудник (забыл сказать, что одна ложка у нас тоже улетела с «тем» рюкзаком, так что мы обходились тремя). Володя, взяв ложку и, попробовав свое «творение», со словами: «Зажрались», доел все и даже, кажется, облизал кастрюльку, подготовив ее к приготовлению чая. Бачок от примуса, который уже, кажется, насквозь провонял бензином, мы решили на этот раз не использовать. Чай мы уже готовили сами, отстранив Володю, боясь, что он еще что-нибудь найдет в рюкзаке и добавит это «что-то» в него. После сладкого чая (правда, тоже с крошками от сухарей, которые смешались с чаинками) с сахарином настроение заметно улучшилось. Может от чая, а может просто от того, что мы знали, были уверены: чтобы не произошло, хоть потоп, это последняя ночевка на маршруте и завтра мы обязательно встретимся с нашими ребятами и даже, возможно, ночевать будем уже в лагере. С такими мыслями мы и стали укладываться спать.

        Утром (28 июля – 8-ой день маршрута) встали пораньше, но вышли только в 10:00. Много время заняли сборы. Обледеневшая палатка, холодные ботинки, хороший морозец – все это не позволило выйти раньше. Вышли и через два часа мы были уже на перемычке между двумя вождями мирового пролетариата: Марксом и Энгельсом. Вид, который открылся с перемычки, привел нас просто в восторг: снежное плато ледника Зугванд, солнце и маленькая палатка (видно даже, как люди копошатся вокруг нее). Главное, что порадовало, это отличный снежный крутой спуск, просматриваемый до самой палатки. Уже через несколько минут мы на «пятых точках» подкатили буквально к входу палатки нашей группы наблюдения, о наличии которой мы даже и подозревали. Вот состав этой группы, которая радовалась, мне кажется не меньше, чем мы: Володя Попов, Володя Девятилов и Гумар Хасанов – все трое из «Буревестника» и Володя Блохин из Тольятти.

klikushin.ru

Пешком по Самарской Луке. Дорогой через Подгорский перевал.

    Есть интересный и многими любимый пешеходный маршрут по Самарской Луке, что пролегает от села Ширяево до Гавриловой Поляны, отличный маршрут для любителей активного отдыха. Сам люблю проходить им, а отсутствие его описания на страничках моего журнала считаю большим упущением, в прочем и сегодня речь пойдёт не о нем, хоть начальная и конечная точки этого небольшого путешествия останутся теми же. А проведу я вас сегодня из Ширяево до Гавриловой Поляны тоже живописным, но менее известным маршрутом, через потрясающей красоты лес, привольные луга, овраги, путем альтернативным, но не менее впечатляющим, впрочем как иначе, ведь по Самарской Луке гулять будем.

    Начинается дорога от пристани в Ширяево, миную село, не забыв приобрести путёвку на посещение национального парка, и через несколько минут неспешной прогулки оказываюсь посреди раздольного луга, заливающего широкое устье Ширяевского оврага по краям которого вздымаются Жигулевские горы. Как это здорово вдыхать полной грудью тот воздух. Напоённый недавними дождями луг благоухал хмелящим букетом ароматов многочисленных трав, что заполняют его. Убегает зовущая вдаль дорога и эта атмосфера как допинг, ты не идёшь, паришь в этом пряном эфире.

    Дорога приводит к южной террасе Ширяевского оврага образованного склонами гор и ныряет в лесную чащу, далее она будет пролегать по руслу Прясельного оврага. В планах было пройти оврагом, далее продолжая путь через лес выйти к урочищу Мордово поле, наведать колодец Кошкины слёзы, который посещал в прошлом году, и уже знакомым по прошлогодней поездке маршрутом выйти к селу Гаврилова Поляна. Все просто, если леший водить не будет, а он говорят, в этих местах большим шутником слывёт, любит заблудших людей кругами водить.

    Проветренная сухая почва под ногами сменилась скользкой слякотной массой налипающей на ботинки, в купе с огромными лужами, порой перекрывающие всю ширину дороги обещали сделать дальнейшее передвижение по маршруту незабываемо-увлекательным. В прочем, если не брать во внимание постоянно хлюпающую грязь под ногами, раскисшей от зачастивших этим летом дождей дороги, в остальном лес встретил довольно благосклонно. Умиротворяющий шелест лесной чащи, пробужденный лёгкими дуновеньями ветра гуляющего высоко в кронах, гармонично сливался с многоголосыми пеньями птиц. А воздух был наполнен переплетением запахов, прелостью прошлогодней листвы, и ароматом лесных трав, древесной корой, перегнившей трухой и конечно дыханием зелёной листвы - так пахнет лес после дождя и запах этот одновременно свеж, терпок и сладок.

    Через какое-то время блужданий пытаюсь запустить навигатор на телефоне, однако сия попытка, определить своё местонахождения, оказывается безуспешной, в виду отсутствия сети карта локации не загружается. Но есть дорога, а значит, нет места тревогам, как по чащобе не вейся, а всё равно к людям выведет. Хотя судя по следам, люди здесь давно не ходили, а вот кабаньих, да лосиных следов встретилось в достатке, лишь следы квадроцикла оставались единственным напоминанием, что дорога эта людьми не забыта. За два часа блужданий единственный кого удалось встретить был рыжий лис, да и тот поспешил раствориться в густой чащобе.

    В какой-то момент заметил, что стало тихо вокруг, то бурное пение птиц, что сопровождало меня ещё совсем недавно, сменилось редкими одиночными напевками, в лесу потемнело, по всему было похоже, что скоро начнется дождь. Встречать его здесь, в и без того насквозь пропитанном влагой лесу с похожей на пластилин дорогой, которая после дождя грозила превратиться в одно сплошное болото, совсем не улыбалось. Шёл дальше, дождь всё не начинался, зато из глубины леса заслышал странные звуки. Остановился, прислушался, не почудилось ли. Похоже где-то в пуще спорили сойки, эти птицы способны подражать голосам и звукам, а послышалось будто ведьмы спорят. Ах да, совсем забыл упомянуть, ведь массив леса, что расположен между селами Подгоры, Гаврилова Поляна, и Ширяевским оврагом часто называют Ведьменым лесом. Разные истории рассказывают про эти места, приписывая им различные аномалии. Говорят даже опытные туристы, словно завороженные ходят в лесу по кругу, раз за разом возвращаясь к одному и тому же месту, а жители окрестных деревень стараются обходить их стороной. Здесь чудеса, здесь леший водит.

    Дождь всё же меня настиг, нет, не гроза, чьи раскаты доносились откуда-то издалека, я застал его на пограничье грозового фронта, он накрыл легкой моросью. Впереди ярко светило солнце и каждая капля, искрясь и переливаясь, играла в его лучах, а позади небо темнело свинцовыми тучами. Переждать остановился под сенью густой кроны клёна, его широкие лапы листьев прикрывали от дождя, и лишь редкие капли скатывались вниз. Воспользовавшись вынужденной остановкой, заодно устроил привал и перекус.

    После дождя земля под ногами стала ещё скользче и приставучей, налипая на подошвы пластами, от чего обувь становились более тяжёлой. Вдруг услышал рёв моторов и через минуту впереди показались двое ребят на квадроцыклах, ловко преодолевающих грязевые препятствия. Поравнявшись со мной, они остановились, поинтересовавшись, откуда иду. И похоже ответом что бреду я из Ширяево их немного удивил. – Из Ширяево? И сколько ты уже идёшь? А вот отвечая на этот вопрос, взглянув на часы, я удивился и сам. Стрелки часов подходили к часу дня и если высадился на пристани с Ингрии где-то около девяти, или начале десятого утра, то получалось что эти 6-7 километров плетусь уже почти четыре часа. Ну да привал под дождём, ныряния в лес в поисках интересного кадра, но всё равно это слишком много. Я уже засомневался правильным ли направлением иду, по пути встречалось несколько развилок, быть может где-то ни туда свернул. Ребята подсказали, что в Подгоры эта дорога выведет, путь я держу верный, но идти не близко. Дойду, да и времени в запасе вагон, на том и разошлись.

    Вскоре дорога вывела на поле, здесь лес расступался, уступая пространство обширному луговому раздолью, расступался слишком широко и мои опасения пропустить нужный поворот и вместо Мордового поля выйти к урочищу Ползовая стали явью.

    Придется пройти дополнительный километраж. Однако грунт под ногами был сух, похоже дождь прошёл стороной это место и шагать просохшей дорогой, после предыдущих километров хляби, было большим удовольствием. Последующие четыре с половиной километра я преодолел за час с четвертью.

    Чем ближе к низовью урочища Ползовая, тем пуще заросли кустарника заполняли луговой простор, а свернув в сторону Заволжского мужского монастыря, тот вскоре и вовсе растворился среди деревьев, куда вновь ныряла дорога.

    Повернул сюда не случайно, на территории монастыря есть источник, вода в нём студёна и вкусна, вот за ней и направился. Под вновь заморосившим дождём пересёк Занисимо поле, дальше тропа вела через лес горы Плаксиха и вскоре вышел к дороге ведущей к монастырю.

    Вот отрывок из статьи, взятой на сайте Святыни России    - История названия этого источника необычна, - рассказывает отец Владимир. - После установки креста на куполе Ильинского храма и благодарственного молебна решили освятить безымянный источник, который находился в одном километре северо-западнее села - в девятом квартале Подгорского лесничества. Пока шли, все думали, как же его назвать. Отслужили молебен, и, когда опускали в воду крест, прогремел гром, сверкнула молния, пошел проливной дождь. Вот так Господь нас вразумил, и источник назвали Ильинским.

    У источника на территории монастыря в выходной день обычно многолюдно, притягивает он не только паломников, но и просто туристов, велосипедистов, манит своей живительной прохладой чистой питьевой воды, а летним днём она каждому по душе, в этот же раз уединенье нарушала лишь бригада строителей возводящих какое-то строение, новую купель наверное. Фотографировать не стал, оставлю до следующего раза, когда работы будут завершены.    А вот такой симпатичный котейка встретил меня на поляне у источника, жаль к тому моменту всё съестное было уже употреблено и не чем было угостить постояльца.

    После долгого пути приятно умыться и вдоволь напиться холодной воды. Немного передохнул на скамеечке, что расположена за территорией монастыря. Первый раз выдалось присесть за весь проделанный путь, ведь привал в лесу на обед и тот провел стоя под деревом, даже не обращал внимание на назойливых комаров, слетевшихся на пиршество, ни чего не поделаешь, таковой стала расплата за дарованную благодать.    Вышел к селу Подгоры и уже по асфальтовой дороге направился к Гавриловой Поляне. Дальше ноги несли сами, то ли от действия животворящей воды, знать не даром говорят, что искупавшись в ней чувствуешь себя зановорожденным, то ли эффект этот обусловлен внеплановым сеансом «иглотерапии», а может и то и другое в купе дали такой результат, однако ощущал я что второе дыхание открылось одновременно с третьим и усталость ушла куда-то на дальний план.

    На волне этой эйфории взбежал по склону горы до Ледяной пещеры, здесь расступается порода и из чрева Белой горы веет ледяной прохладой, что хранит в себе камень. Летним днем как нельзя кстати приходится такой природный кондиционер.

    16:52 вот и закончилась ещё одна прогулка по Самарской луке, до рейсового теплохода Москва, что идет от пристани Гаврилова Поляна до Самары ещё уйма времени, а значит можно отдохнуть на берегу и под шелест волн полистать фотографии, что останутся на память с этого похода.

makcon.livejournal.com

Как НЕ блогеры в поход сходили :) — Risk.ru

Как НЕ блогеры в поход сходили :, Путешествия)

8, 9.10.2016 г. Четверо из Самары и двое из Тольятти решили сходить в поход по Жигулёвским горам. Поводом для этого похода стало то, что четверо из шести решили на природе в кругу друзей отпраздновать свои дни рождения. Да, «Весов» среди нас оказалось много :) И ещё хотелось насладиться красками уходящей «золотой» осени. Помимо этого, хотелось порельефить, набрав в первый день маршрута минимум километр высоты. Субботним утром мы встретились на берегу Волги, на лодочной переправе, переплыли реку на моторке до села Гаврилова поляна и сразу же полезли в гору, выбрав участок покруче без всяких тропинок, через лес. Первый подъём в 200 с небольшим метров дался легко. Как НЕ блогеры в поход сходили :, Путешествия) Пройдя несколько сот метров по гребню, начали спуск в овраг. По пути под ногами, помимо завалов из упавших деревьев начали попадаться целые площади опят и плантации зонтов…. и немногочисленные клещи. После непродолжительного спуска, снова выбрали самый крутой склон с многочисленными буреломами и ломанулись по нему вверх. Набрав метров 100 и собравшись на гребне, устроили первый привал и небольшой перекус. Пройдя по гребню несколько сот метров, снова спустились в овраг, изобилующий не только буреломами, но и крапивой, из которого, преодолев ещё один подъём метров в 100, а потом спуск, вышли на Крестовую поляну (остатки нежилого посёлка, в основном турбаз). Как НЕ блогеры в поход сходили :, Путешествия) От неё полезли опять по крутому склону вверх, выбрав участок, состоящий снизу из подвижной осыпи, выше из очень густых колючих кустов, ещё выше покрытый лесом. Как НЕ блогеры в поход сходили :, Путешествия) Поднявшись до вершины гребня метров 200, сразу же перевалили в овраг и начали спуск… До горы Верблюд сделали ещё один «перевальчик» с набором высоты метров на 150. По дороге к «Верблюду» прошли вдоль штолен, почувствовав дуновение пещерной прохлады и понаблюдав за скалолазами, лезущими свои маршруты по скалам. Как НЕ блогеры в поход сходили :, Путешествия)Как НЕ блогеры в поход сходили :, Путешествия) На «Верблюд» я и Вова решили пойти не по тропе, как остальные, а, типа «по пути 1А*» :)) Как НЕ блогеры в поход сходили :, Путешествия) С «Верблюда» открылась отличная панорама, которую мы запечатлели на фото, попутно перекусывая.Как НЕ блогеры в поход сходили :, Путешествия)Как НЕ блогеры в поход сходили :, Путешествия) Погода, которая с утра была облачная, стала ясной и тёплой, почти безветренной. Затем поднялись до вершины гребня (метров 200 от низа) и снова спустились до самого берега Волги. Там некоторые, особо закалённые, искупались. Водица была ободряющая. После чего мы все снова полезли по крутому склону вверх метров на 250. Пройдя пару километров по гребню, вышли на травянистые лысины над селом Ширяево. Место с отличной панорамой. Как НЕ блогеры в поход сходили :, Путешествия)Как НЕ блогеры в поход сходили :, Путешествия) Полюбовались вечерними видами окрестностей и по одной из лысин спустились в село, где встретились с ещё двумя группами из Самары, которые созвонились с нами по-пути и захотели праздновать, и ночевать с нами. В результате встречи нас стало тринадцать человек, вместо шести первоначальных. Смеркалось… Когда мы вышли из села, уже не смеркалось, а стемнело. На заключительный подъём по одной из лысин мы поднимались уже в полной темноте, при свете налобных фонарей. Поднявшись метров на 100, нашли ровное место и разбили лагерь. За первый день наша основная группа из шести человек набрала более 1200 метров высоты. Оказалось, что виновников торжества в результате объединения групп возросло до пяти! Накрытый стол ломился от яств! Чего там только не было. Мы много ели, пили и пели :)) Душевно посидели. Утро следующего дня было тяжёлым… :) Как НЕ блогеры в поход сходили :, Путешествия)Как НЕ блогеры в поход сходили :, Путешествия) Назад шли всего через один «перевал» и не бездорожными дебрями, а по грунтовкам и тропинкам. Желающие по-пути собирали опята, что сильно тормозило наше продвижение :) Грибов набрали много. Завершили поход там же, где и начали, в селе Гаврилова поляна. Погода и второй день была солнечная, но ветренная. Новичков среди нас не было, ничего мы не тестировали, никто нас не спонсировал. А просто сходили в поход :) Вот.

www.risk.ru

Выходные и каникулы

Присылайте ваши впечатления!

Участники! Как можно скорее присылайте техническое описание дней похода!

Руководители похода: Чурзин П. Н., Сергиевская Н. П. 

Краткий отчет: Вот и завершился наш конный поход. Огромное спасибо всем жителям Самарской луки, благодаря которым это путешествие состоялось и было таким увлекательным:

Ирине Николаевне Глинской - директору клуба конного туризма "Степное поле"

Юрию Константиновичу Рощевскому - научному сотруднику Института экологии Волжского бассейна РАН, одному из создателей национального парка "Самарская лука"

Андрею Власенко - сотруднику клуба "Степное поле" 

Анатолию и Оксане - хозяевам туристского приюта "Избушка-Торновушка"

Мы начали путь от с. Жигули, побывали на берегу Волги, посетили пещеру Степана Разина, проехали через Чарокайский лес, Волков овраг, Винновский овраг, великолепный Ширяевский овраг, были в старинных селах Торновое, Аскулы, Шелехметь, Рождествено, Подгоры.  На дневке в с. Торновое мы совершили замечательную велопрогулку - посетили Заволжский Свято-Ильинский женский монастырь, "ледяную" пещеру, испытали себя в непростых погодных условиях.

Наши лошадки доставили массу радости и приятных впечатлений. На маршруте ехали не только шагом, но и рысью, а несколько раз даже скакали галопом! Настоящий восторг!

Очень много интересного о местах, где мы проезжали, и об истории Самарской луки мы узнали от Ирины Николаевны, ну и конечно, от Юрия Константиновича!

Ребята подружились с Андреем, который помогал с лошадьми и подвозил на машине вещи.

По окончании конной части мы провели отличную дневку в клубе "Степное поле", побывали на Молодецком кургане на берегу Жигулевского моря!

А в день отъезда погуляли по г. Жигулёвску, посетили музей "Самарская лука", купались в Волге и любовались видом Самарской ГЭС. 

Новости из похода:

19.07. Наш поход начался. В первый день состоялось знакомство участников с их лошадьми и тренировочный выезд к ближним достопримечательностям. А вчера был первый ходовой день. Мы доехали до берега Волги ниже Самары, где и ночевали, посетили "пещеру Степана Разина". Всем привет!

Сбор всех участников похода: 15 июля в 15 часов на Красных воротах. Инструктаж, проверка готовности, раздача группового снаряжения и должностей. 

Отъезд: 16.07 с Казанского вокзала поездом №066 Москва - Тольятти. отправлением в 16:10,  вагон 4, сбор на вокзале у табло в 15:30

Возвращение: 26.07 в 10:24 на Казанский вокзал поездом №065, вагон 3

Самарская лука - уникальная местность, образованная излучиной самой большой европейской реки Волги в ее среднем течении и Усинским заливом Куйбышевского водохранилища. Волга в этом месте делает большую дугу, обращенную на восток, а затем поворачивает на юго-запад. Протяжённость ее более 200 км. Высоко приподнятые здесь древние карбонатные породы образуют подобие острова. 

Горы Жигули средняя высота которых около 300 метров, - единственные горы тектонического происхождения не только на Волге, но и на всей огромной территории Русской равнины. Неповторимые формы рельефа, своеобразный микроклимат, удивительная красота гор, голубое ожерелье обрамляющей их Волги, уникальная флора и фауна снискали Жигулям и Самарской Луке в целом мировую известность. Еще в конце 18 века на Самарской Луке произрастали вековые и дремучие леса. Это были дубово-липовые и сложные сосново-дубовые леса, по склонам сосновые боры, а по широким днищам древних долин - вековые березняки. Но эти леса впоследствии были пройдены многократными рубками, отдав людям свои силы и красоту.

На территории Самарской Луки насчитывается около 200 природно-исторических памятников. Богата она и археологическими находками. Из них наибольший интерес представляют Муромский городок - одно из крупнейших поселений Волжской Болгарии IX - XIII веков, а также городище IV -V в. на горе Белой, курганные могильники VII - VIII в. н.э. у села Новинки. 

История Самарской Луки тесно связана с именами известных исторических личностей - Александром Меньшиковым, братьями Орловыми, казацкой вольницей Ермака, Степана Разина, Емельяна Пугачёва. 

Первые сведения об этих краях есть в русских летописных сводах, а также в записках путешественников и учёных Олеария, Татищева, Палласа и др. Уникальная по красоте природа и богатая история Жигулей оказали заметное влияние на творчество художника И.Е.Репина, поэтов А.В.Ширяевца, И.И.Дмитриева и многих других.

Список участников: 

vestniki.moscow


Смотрите также