Спецавтомобили ГАЗ для КГБ. Жигули для кгб


Автомобили КГБ, которые участвовали в негласной войне с ЦРУ

Победа спецсерии — один из спецавтомобилей для КГБВо времена «холодной войны» в СССР автомобили были активными участниками войны между КГБ и ЦРУ. Буквально каждая новая модель «Волги» либо «Победы» получала свою версию, созданную специально для нужд КГБ.

Внешний вид этих авто ничем не отличался от серийных машин, на которых ездили советские граждане, но при этом они имели невероятные для того времени технические возможности.

«Победа» спецсерии

Победа М 20ГТакая машина называлась М 20Г и использовалась спецслужбами, как догонялка. Всего было выпущено всего 100 экземпляров. Авто имело механическую коробку и 6-ти цилидровую комплектацию двигателя, принципиально похожего на ЗИМ, мощностью 90л.с. с. Максимально возможная скорость – 130 км/ч. Если машины списывались, то все допоборудование с них снималось (включая двигатель). На сегодняшний день официально найден лишь один такой автомобиль, восстановление которого будет закончено в течение 1-2 лет.

Волга ГАЗ-23

Волга ГАЗ-23 — один из самых популярных автомобилей спецслужбУ КГБ на эту модель имелся настоящий эксклюзив. За все время (с 1962г. по 1970г.) было выпущено 603 подобные машины. Они были оснащены самыми мощными советскими двигателями V-8 с алюминиевым блоком от «Чайки», объемом 5.5 литров и мощность которого 195 л.с. Под капот такой двигатель поместился с трудом (его даже пришлось наклонить на 2ᵒ).И двигатель от ЧайкиЕсли на стандартной «Чайке» этот мотор имел 2 выхлопные трубы, то на «Волге» такие трубы могли выдать нестандартность комплектации по спецзаказу. Чтобы это скрыть, перед задним мостом трубы соединили в одну, которая выходила в том же месте, что и на стандартных авто ГАЗ-21. Изредка агенты ЦРУ могли распознать спецавтомобиль по звуку двигателя, но внешне он ничем не выделялся от обычных машин. С полной загрузкой эта машина разгонялась до сотни за 16с и демонстрировала максимальную скорость 170 км/ч.В салоне Волга ГАЗ-23.Еще одной особенностью спецавтомобилей была коробка: стандартная волговская механика была слишком слабой. Из-за этого пришлось устанавливать автомат. Фары авто могли включаться по отдельности (для каждой был свой тумблер), что помогало в темноте визуально изменять конфигурацию движущейся машины.

Специальная ГАЗ-24-24(25)Эта машина, по аналогии с предшественницей была оснащена тем же мотором V-8 с алюминиевым блоком от «Чайки», объемом 5.5 литров и мощностью 195 л.с.

Автомобиль сопровождения ГАЗ-24-25 с 195-сильным моторомМожно сказать, что автомобиль перед выездом на дорогу проживал две жизни, одна из которых была на заводе, где ее создавали, согласно требованиям спецзаказа, а вторая – непосредственно в секретных гаражах КГБ, где на авто устанавливалось дополнительное оборудование. При этом сам автомобиль и его документация засекречены не были, однако все, что касалось допоборудования, находилось под строгим секретом.

Хотя на машине был установлен автомат, но педалей все равно было три (одна из них – обманка).

В багажнике было установлено пеленгаторное оборудование и спутниковая связь, тогда, как в салоне была система беспроводной связи «Алтай».

В салоне ГАЗ-24-25Сейчас такие автомобили уже не являются средствами передвижения. Скорее они – предмет коллекционирования, часть истории и памятник советской эпохе.

p-i-f.livejournal.com

Спецавтомобили ГАЗ для КГБ / Назад в СССР / Back in USSR

Их прозвали «догонялками». Почему? Да потому что в этом и было их основное предназначение: неприметный седан, мощный и скоростной, использовался КГБ для слежки за иностранными дипломатами, имеющими достаточно мощные иномарки. Сегодня мы приоткроем завесу таинственности, которой уже долгие годы окутаны эти машины, а количество слухов, мифов и легенд о которых не поддается исчислению. ДОВОЕННЫЕ ОПЫТЫ В первые годы Советского Союза, до развития отечественного автопрома, спецслужбы использовали для слежки иностранные автомобили. Однако, когда в 1932 году из ворот Горьковского автозавода начали выезжать первые серийные ГАЗ-А, перед руководством завода была поставлена задача создать спецавтомобиль. Устаревший ГАЗ-А, по сути являющийся копией одноименного Форда, в этом деле был признан неуспешным, но у заводчан был свой козырь в рукаве. Вместе с выпуском модели А в Советский Союз была передана документация на сборку более современного Ford Model 40, ставшего у нас известным под индексом М-1. Именно «Эмку» и выбрали чекисты для своего нового «заряженного» автомобиля. На фото: ГАЗ-А В те далекие годы самым популярным двигателем в Штатах была рядная «шестерка», но для своего автомобиля Генри Форд первым стал массово применять двигатели V8, ставшие позднее для американцев «священной коровой». Ставили их и на Model 40, поэтому фордовцы предлагали внедрять современные и мощные двигатели и на советские «Эмки».

На фото: ГАЗ-М1 Предсерийный 1934

На испытания были переданы автомобили с двигателями объемом 3,6 (65 л.с.) и 3,9 литра (95 л.с.). Разумеется, ими заинтересовались в НКВД, поэтому почти все результаты были сразу засекречены. Сейчас неизвестно даже, сколько именно подобных автомобилей было выпущено. Двигатели V8 были признаны стратегической необходимостью и использовались в военной технике. Но это было только началом. На фото: ГАЗ-М1 '1936-43 В 1938 году инженерами ГАЗа был разработан новый рядный 6-цилиндровый двигатель, за основу которого взяли удачный мотор Dodge D5. При рабочем объеме 3 560 куб. см он развивал впечатляющие 100 л.с. Инженеры завода уменьшили рабочий объем двигателя до 3 485 куб. см, в результате чего мощность упала до 76 л.с. Мотор получил индекс ГАЗ-11 и стал самым массовым двигателем Горьковского завода.

На фото: ГАЗ-11-73 (М11)

Вместе с установкой нового мотора «Эмка» сменила индекс на 11-73, а внешние отличия от ранней модели заключались в более выпуклой решетке радиатора, поскольку рядная «шестерка», разумеется, была длиннее штатного 4-х цилиндрового мотора. Вместе с 11-73 двигатель примерил и полноприводный фаэтон, получивший индекс 61-73.

С приходом войны производство легковых автомобилей почти свернули – их выпускали только по отдельным запросам. Дело в том, что 6-цилиндровые двигатели ГАЗ-11 массово устанавливались на легкие танки, выпускавшиеся в Горьком, а еще одной проблемой стала катастрофическая нехватка листовой стали. Всего с 1941 по 1946 годы было собрано около 1 200 седанов 11-73, а полноприводных 61-73 – и того меньше, около 200. На фото: ГАЗ-61-73

ПОБЕДА БУДЕТ ЗА НАМИ В послевоенное время роль «догонялок» выполняли трофейные немецкие и поставленные в Союз американские машины: скоростные и оснащенные мощными моторами. Поэтому отечественный спецавтомобиль, построенный уже на базе современной Победы, появился только в 1956 году. По требованиям ведомств он не должен был визуально отличаться от «гражданской» Победы и располагать мощным двигателем, обеспечивающим советскому автомобилю динамику на уровне с иномарками.

Примечательно, что при разработке машины конструкторы ГАЗа планировали поставить на автомобиль 6-цилиндровый двигатель, однако такой вариант не понравился осмотревшему машины Сталину. Топливо после войны было в дефиците, а большее число цилиндров означало повышение расхода. Пришлось спешно ограничиваться более компактной рядной «четверкой», а 6-цилиндровый мотор, по сути являющийся модернизированным двигателем ГАЗ-11, получил более представительский седан ГАЗ-12 (ЗиМ). Именно его и установили в «заряженную» версию Победы, получившую индекс М-20Г (встречается и другой вариант названия: М-26). На фото: двигатель ГАЗ-М20Г

Конструкторы ГАЗа использовали мотор от ЗиМа, по сути являющийся модернизацией грузового двигателя мощностью 70 л.с., предназначенного для ГАЗ-51. Для того, чтобы поднять мощность двигателя до 90 сил, пришлось увеличить степень сжатия до 6,7 единиц под бензин А-70, установить двухкамерный карбюратор, увеличить диаметр впускных каналов, а также пересмотреть системы впуска и выпуска. Замене подверглась и трансмиссия: главную пару заменили на укороченную, а также усилили крестовины карданного вала. В связи с возросшей массой усилению также подверглись пружины и рессоры. По результатам испытаний разгон до «сотни» занимал у машины с полной нагрузкой 30 секунд (за то время обычная Победа только-только разгонялась до 80 км/ч), причем максимальная скорость достигала уже 132 км/ч (против 105 км/ч у М-20).

На фото: ГАЗ-М20Г Победа ‘1955-58

Все автомобили строились вручную и только по запросу спецуправления, а особое внимание уделялось качеству сборки и надежности автомобиля: при таком заказчике иначе быть не могло. Известно, что выпуск М-26 продолжался с 1956 по 1958 годы, а одна из таких машин сохранена в коллекции московского Гаража Особого Назначения.

ОСНОВНАЯ ЕДИНИЦА Победу на конвейере сменила «двадцать первая» Волга, которую сразу «взяли на карандаш» спецслужбы, потребовавшие вместить под капот 8-цилиндровый V-образный двигатель от Чайки. Задача оказалась не из простых: одно дело – разместить под капотом компактный 4-цилиндровый мотор и совсем другое – огромную «восьмерку»!

На фото: ГАЗ-М21 Волга Предсерийный ‘1954-55

Установить двигатель удалось с минимально допустимыми зазорами, для чего блок пришлось наклонять вправо на 2 градуса. Чтобы мотор не касался рулевого механизма, с левой стороны разработали выпускной коллектор иной геометрии. Под балку передней подвески пришлось менять геометрию поддона картера, а пружины спереди усилили, увеличив диаметр прутка с 16,3 до 17 мм. Дополнительно под тяжелый V8 усилили и опоры двигателя.

На фото: ГАЗ-М21 Волга ‘1956-58

Сначала двигатель от Чайки дефорсировали до 160 л.с., чтобы момент от «восьмерки» смогла выдержать штатная волговская механическая коробка передач. Результат был признан неудачным: на коробке постоянно «рвало» валы, ломались синхронизаторы высших передач. В итоге вместо «механики» конструкторы завода применили 3-ступенчатую АКПП от все той же Чайки, поэтому необходимость в дефорсировке отпала, и на машину, получившую индекс ГАЗ-23, установили уже 195-сильную версию «восьмерки».

ИНТЕРЕСНЫЙ ФАКТ: Двигатель ЗМЗ-13 впервые в отечественном моторостроении имел алюминиевый блок и головки цилиндров. Даже в Америке алюминиевые «восьмерки» появились чуть позже – в начале 60-х.

Мотор рабочим объемом 5,53 литра предназначался для установки на Чайки, а также ставился на армейские бронеавтомобили, например, БРДМ-2. Интересно, что хронологически сначала был разработан двигатель для лимузина и только потом на его основе разрабатывали семейство грузовых моторов, слабо унифицированных между собой: их роднят только коренные вкладыши да прокладки ГБЦ. В результате разгон до «сотни» не превышал 14 секунд, при этом обычная Волга с «механикой» разгонялась до той же скорости уже за 34 секунды! На фото: ГАЗ-23 Волга

Чтобы автомобили не выделялись среди «штатских» собратьев, на заводе применили некоторые хитрости. Подрулевой рычаг коробки передач теперь отвечал за выбор диапазонов автоматической коробки, на некоторых автомобилях оставляли педаль сцепления, связанную с тормозной, а два выпускных тракта сваривали в одну трубу. Для второго коллектора, к слову, в днище пришлось делать специальный вырез, который закрывался из салона крышкой.

При этом рулевой механизм и тормозная система остались прежними. Тяжелый двигатель перегружал переднюю ось, и при нажатии на педаль газа часто возникала пробуксовка задних колес, что приводило к заносу, особенно на скользком и мокром асфальте. Управление таким норовистым автомобилем требовало специальной подготовки и было уделом настоящих профессионалов: не все автомобили ездили с тяжелой специальной аппаратурой в багажнике, при отсутствии которой задняя ось приподнималась. По инструкции, чтобы догрузить колеса, рекомендовалось класть назад балласт. Легенда тех лет утверждает, что для этого использовалась специальная свинцовая пластина, но в штатное оснащение такая деталь, понятное дело, не входила. Водители Комитета использовали что придется, часто – самые обычные бордюрные блоки. По некоторым данным, в период с 1962 по 1970 годы было выпущено свыше 600 экземпляров ГАЗ-23 и её модификации ГАЗ-23Б с измененной облицовкой. Несколько таких автомобилей сохранились в руках частных коллекционеров и по сей день, радуя любителей техники нечастыми выездами «в свет».

В 1970 году на конвейер встала новая Волга. ГАЗ-24 изначально проектировали под установку больших двигателей V6 и V8, ради чего его переднюю часть, в отличие от предсерийных автомобилей, пришлось удлинять сразу на 30 мм, чтобы разместить увеличенный в размерах радиатор. Уже спустя три года после начала выпуска была изготовлена и первая спецмашина на её базе, получившая индекс ГАЗ-24-24. Под капотом находился разработанный на основе «чайковского» блока мотор мощностью 195 л.с., который отличался иным расположением выпускных коллекторов, усиленным блоком цилиндров и четырёхболтовым креплением коренных крышек. В паре с ним работал заслуживший много положительных отзывов 3-ступенчатый «автомат» от ГАЗ-13. На фото: ГАЗ-24 Волга

Автомобили собирали в цехе малых серий исключительно вручную по «чайковским» технологиям. Сначала на кузов наносили слой олова (лудили), а затем вручную покрывали его несколькими слоями эмали и лакокрасочного покрытия. Для размещения увеличенного в размерах радиатора передние лонжероны пришлось подрезать снизу и разработать оригинальную подрадиаторную балку, на которой закрепили и распорку балки передней подвески. Масса «восьмерки», разумеется, оказалась больше, чем штатного 4-цилиндрового мотора, поэтому снова досталось передним лонжеронам. Толщина металла была увеличена, а лонжероны точечно усилены дополнительными раскосами и косынками.

Пришлось помудрить конструкторам и с компоновкой. На левый лонжерон приварили кронштейн для гидровакуумного усилителя тормозов, туда же перенесли и делитель тормозных контуров. На правый лонжерон приварили увеличенную в размерах площадку для более мощной аккумуляторной батареи. Над площадкой приварили пластину двухканального коммутатора системы зажигания. Подобные системы ставили на БРДМ: они оснащены аварийным вибратором, который позволяет добраться до места с неисправным транзисторным коммутатором или поврежденной обмоткой статора и предназначен для запуска машины в случае повреждения системы запуска электромагнитным импульсом.

ГАЗ-24-24 получил гидроусилитель руля, который был сконструирован на основе механизма от все той же Чайки, поэтому машина, в сравнении с гражданской модификацией, имела лучшую управляемость. Она не рыскала на прямой на высоких скоростях, а усиленные пружины и стабилизатор поперечной устойчивости спереди помогли более собранно проходить повороты. Конечно, управление тяжелым автомобилем все равно было сложным – но не более чем американскими масл-карами с их тяжеленными чугунными «восьмерками» и мягкой подвеской. По заводским данным, 24-24 достигала максимальной скорости 170 км/ч.

Существовала модификация машины с экранированным электрооборудованием, получившая индекс 24-25 и предназначавшаяся для установки аппаратуры спецсвязи. Экранирование помогало существенно снизить помехи, возникающие от работы мотора, что улучшало работу систем. Для этого провода прикрывались армированными кожухами, собственную защиту имел и стартер.

Сходства с обычной «24-й» добивались намеренно, чтобы не выделяться в потоке отечественных автомобилей. Обычно подобные машины окрашивались в неброские черный или серый цвета. Тем не менее, на эти авто начали обращать внимание гаишники: наметанный глаз сразу отличал низкую посадку, плоскую буксирную проушину сзади, антенны спецсвязи комплекса «Кавказ» и две выхлопные трубы сзади. Последние, как мы уже знаем, сваривались в одну общую трубу, а в салоне оставляли третью педаль. Сцепления тут, разумеется, нет: с мотором сагрегатирован трехступенчатый «автомат» – зато на такой машине в случае отказа усилителя можно было тормозить двумя ногами сразу. Отличить такую догонялку изнутри можно было только по измененному селектору «автомата» на полу, слегка изогнутому у основания, в отличие от рычага на «механике».

После начала выпуска ГАЗ-24-10 на её базе также появилась спецмашина с индексом 24-34, получившая, в отличие от 24-24, двигатель V8 с закрытой системой вентиляции картера. На фото: ГАЗ-24-34 Волга ‘1987-93

ЗАКАТ КАРЬЕРЫ В 1981 году началось производство ГАЗ-3102 – современной версии Волги, за свой внешний вид сразу прозванной «директорской». Разумеется, на её базе тоже была построена «заряженная» версия, да еще и не одна.

Получившая индекс 31013 машина оснащалась двигателем ЗМЗ-505.10 рабочим объемом 5,53 литра, агрегатированным с трехступенчатой автоматической трансмиссией. Двигатель ЗМЗ-505 представлял собой, по сути, дефорсированную до 200 л.с. модификацию двигателя ГАЗ-14 Чайка, от которой новой «догонялке» достался и «автомат». Разумеется, пружины передней подвески и лонжероны кузова были значительно усилены, а спереди установили и тормозные диски увеличенного диаметра.

Основной задачей таких машин, кроме «службы в штатском», стала работа в правительственных кортежах, машинами прикрытия, сопровождения и спецсвязи. По заводской инструкции время набора 100 км/ч занимало у «заряженной» версии всего 13 секунд, а максимальная скорость превышала 160 км/ч.

Еще одну модификацию, 31011, отличал более слабый, 160-сильный двигатель V8 рабочим объемом уже 4,25 литра, построенный на основе двигателя грузового «Газона». Более компактный и легкий двигатель не так сильно перегружал передние колеса, что позволило бы использовать подобную машину для нужд Государственной автоинспекции, но… планам не суждено было сбыться. Вместо этого спецбатальоны МВД и ГАИ получили автомобили с индексом ГАЗ-31028, разработанные на ГАЗе совместно с тольяттинскими коллегами, в арсенале которых был роторно-поршневой двигатель ВАЗ-413. На фото: ГАЗ-3102 Волга

Двухсекционный мотор был гораздо легче, компактнее и экономичнее больших «восьмерок» и развивал 140 л.с. Изначально РПД пытались скрестить с «волговской» коробкой, которая не была рассчитана на высокие обороты. Поэтому на машины пришлось спешно ставить коробку передач от Жигулей с удлиненным первичным валом и иной шестерней привода спидометра, которую скрестили со штатным сцеплением от Волги. Иной здесь и кардан – его позаимствовали у латвийского микроавтобуса РАФ-2203, с «волговскими» крестовинами и подшипниками. Так и появились на дорогах неприметные и динамичные Волги с роторно-поршневыми моторами.

На фото: ГАЗ-3102Т Волга ‘1995-97

Последние специальные автомобили на базе горьковских седанов были изготовлены в 1993 году, а общее количество «заряженных Волжанок» в различных модификациях превышает 2 000 экземпляров.

СТОРОННИЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ В середине 90-х крошечные тюнинг-мастерские начали устанавливать в подкапотное пространство Волги иностранные двигатели. Так, например, нижегородская фирма «Техносервис» по заказу устанавливала на автомобили «восьмерки» Rover и V-образные «шестерки» из линейки Toyota. Вместе с двигателями ставились и иностранные коробки – как механические, так и автоматические. Обычно такие Волги строились только по спецзаказам богатых клиентов – дополнительно их салон отделывался натуральной кожей и ценными породами дерева, а оснащение включало и кондиционер с мощной аудиосистемой, причем за машину иногда можно было выложить и две суммы «обычной» Волги. Разумеется, массовыми они не стали – в страну объемно ввозились иномарки. История пошла по новому кругу.

back-in-ussr.com

Как КГБ «Фиат» покупал

27675

Почему разведка вместо точной информации воспользовалась слухами

Как только не называли «ВАЗ-2101»: и «копейкой», и «стилягой», и «единичкой», и «коробочкой», и даже «тазиком». Однако многие признавали, что своим по тогдашним меркам прогрессивным дизайном и инженерным решениям он давал фору большинству отечественных автомобилей. На момент середины 1960-х суммарный выпуск ижевских и столичных «Москвичей» держался на уровне 350-ти тысяч штук в год. Но потребность машин такого класса была втрое, а то и четверо больше. Именно поэтому в 1966 году на высшем партийно-правительственном уровне принимается решение купить у капиталистов автомобиль вместе с заводом.

Хлам по сходной цене

Конечно, можно было бы пустить потраченные средства на разработку нового отечественного автомобиля. Но фокус состоял в том, что «Жигули» планировали поставлять в том числе и на экспорт. А продавать за рубежом копии знакомых иностранцам моделей автомобилей проще, чем выводить на рынок новый автомобиль. Кроме того, разработка нового автомобиля — процесс не на один год, а машины нужны потребителям прямо сейчас.

Выбор народного автомобиля поручили инженерам Научно-исследовательского автомобильного и автомоторного института (НАМИ). В качестве претендентов рассматривались несколько образцов мирового автопрома, среди которых были французские «Рено», «Пежо» и американский «Форд» (всего семь машин). Но сверху был спущен циркуляр, согласно которому инженерам института настоятельно рекомендовался итальянский «Фиат». И немудрено: именно «Фиат-124» стал в 1967 году лучшей машиной на мировом автомобильном рынке. Каково же было изумление специалистов НАМИ, когда они увидели результаты тестирования: попав на трассы Дмитровского испытательного полигона, «Фиат» стал просто рассыпаться. Пришли в негодность ходовая часть, силовая установка, ломались пополам, словно спички, болты и элементы каркаса, кузов покрылся трещинами. Автомобиль пришлось практически по запчастям отправлять обратно в Италию. Попытки же инженеров обратить внимание чиновников из ЦК КПСС на очевидные вещи успеха не возымели: вот, дескать, и разберитесь, что не так с автомобилем — вам за это деньги платят.

Началась кропотливая доработка — за счет русских мозгов и технических и прочих ресурсов НАМИ: по сути, это было тестирование, стоившее бы «Фиату» в условиях капитализма немалых денег. Но у нас-то царил социализм, так что итальянцы с удовольствием пользовались бесплатными, но весьма дельными советами советских инженеров. Таким образом, получилось, что мы фактически разработали для них принципиально новый автомобиль, заменив практически все узлы, включая мотор. «Итальянцы нашими руками и особенно мозгами создали новый автомобиль. Но контрактом это оговорено не было. А дальше, дав ей новое название, „Фиат-125“, они… продали полтора миллиона машин в Польшу», — вспоминает Кирилл Сытин, занимавший в 1960-х должность начальника отдела испытаний НАМИ. Примечательно, что, воспользовавшись в очередной раз полезным советом наших инженеров, итальянцы частенько «забывали» внести изменения в вазовскую разработку. А ведь продукция французского автоконцерна «Рено» намного превышала по качеству фиатовскую. Однако в экономику в очередной раз вешалась политика — это были годы, когда у КПСС были особо дружеские отношения с итальянской компартией. Вот «Фиат» и победил.

Европейский «жиголо»

Тем не менее, цену сбить в сделке с итальянцами все-таки не мешало бы. Для этого по каналам Первого главного управления КГБ СССР (разведка) был запущен слух о плодотворных переговорах наших торговых представителей с руководством концерна «Рено» о покупке завода. Перепуганные итальянцы стали намного сговорчивее, они предложили новые, более выгодные для нас условия и даже снизили ставку по процентам до более чем приемлемых 5,6 процентов годовых.

А после подписания контракта завод стали строить такими ударными темпами, которые имели место быть последний раз лишь во время Великой Отечественной войны: в еще недостроенных цехах уже монтировалось оборудование, станки, причем, круглосуточно. Тут же, по соседству со строительным шумом и монтажными работами, прямо в цехах, открывались временные конструкторские бюро. Такая гонка объяснялась очень просто: начальство во что бы то ни стало стремилось запустить конвейер к 22 апреля 1970 года — аккурат к столетию Владимира Ильича Ленина. А сам автомобиль даже хотели назвать «ВИЛ-100». Не успели…

Между тем, в одном из советских автомобильных журналов еще за два года до выпуска первого «ВАЗ» среди читателей был объявлен конкурс на будущее название машины. Пришло… 55000 писем, в которых люди предлагали свои варианты. Причем почти 4000 читателей, как один, присвоили будущему авто название «Волжанка», дать «ВАЗу» имя «Дружба» хотели, не сговариваясь, почти 3000 читателей, так же синхронно мечтали о «Мечте» немногим менее трех тысяч респондентов. А вот за «Ладу» и «Жигули» высказались соответственно по 1.700 и 2.200 читателей. Поистине, редкое единение мыслей и идей. Кстати, первая модель имела мощность 64 лошадиных силы, объем двигателя 1200 «кубиков» и развивала небывалую по тем временам скорость — более 140 км/час. Впрочем, и ослу понятно, какие такие скорости можно было развивать на наших советских дорогах.

А выход «Жигулей» на зарубежный рынок обернулся поначалу скандалом и конфузом. Потому что слово «жиголо» и по-французски, и по-английски звучит примерно одинаково и переводится как мужчина, продающий себя за деньги, а в другом значении — сутенер. Из положения вышли довольно быстро, переименовав экспортный вариант в «Ладу» — позже это название перекочует и на отечественный рынок.

Надо отметить, что отчасти «ВАЗ» выполнил свою задачу: уже через три года после пуска конвейера из ворот предприятия выкатили миллионный экземпляр автомобиля — это был уже «ВАЗ-2103». А через десять лет их выпустили уже пять миллионов. Но даже такое количество машин не вывело «Жигули» и вообще легковые автомобили из категории страшного дефицита. В очередях на «Жигули» по-прежнему стояли тысячи и тысячи страждущих.

Кстати, видя такой интерес к машинам, государство тут же постаралось поставить это обстоятельство на службу саму себе: на заводах и предприятиях, в колхозах и организациях составлялись отдельные очереди из передовиков производства, которые получали вожделенные автомобили без очереди. Случалось, конечно, что человек по той или иной причине отказываться выкупать свое авто. Редкость, конечно, но и такое случалось: кто-то не был автолюбителем, у кого-то элементарно не было средств выкупить машину. И к счастливчику тотчас же выстраивалась очередь из желающих приобрести «жигуленок». Кое-кто отдавал свое право на автомобиль другу. Причем делать это надо было по особому методу: сначала «ВАЗ» покупался передовиком, а уже затем документы переоформлялись на желающего «приобщиться к прекрасному». Это если авто изначально приобреталось на средства товарища. А бывало, что «Жигули» после покупки просто перепродавали втридорога.

Был еще один способ получить долгожданный автомобиль без очереди — можно было выиграть его в лотерею. В этом случае обладатель выигрышного билетика мог продать его с весьма большой выгодой для себя. А если новоявленный владелец «ВАЗа» хотел добиться максимального барыша, он запросто могу перегнать машину на юг — там можно было «загнать» «жигуля» в несколько раз дороже его номинальной стоимости.

«Жигули» с правым рулем

Оказывается, были и такие. Поставлялись они в Великобританию. Причем из-за механического переноса руля на правую сторону она заметно оседала, так как развесовка (баланс веса автомобиля) учитывала, что водитель сидит слева. А в британском варианте он пересаживался в другое кресло. И чтобы сохранить баланс, у «английских» машин просто усиливали передние правые рессоры. Много переделок потребовал и канадский рынок. «Лады» очень нравились лондонским докерам и немецкий бюргерам. Вообще, ее поставляли в десятки стран мира (в том числе и капиталистические). И буржуям нравился невероятно дешевый (чтобы завоевать рынок, СССР продавал на запад машины по демпинговым ценам) и столько же надежный автомобиль (тем более, что он был выполнен, как правило, по экспортной конфигурации — то есть в высшей степени качественно).

По душе пришлись наши «Лады» и кубинцам, которые даже удлиняли машины кустарным способом, перепрофилируя их в такси. И, что удивительно, в странах Варшавского договора автолюбители так же, как и у нас, ждали очереди на наши автомобили по несколько лет. Невероятно, но это правда. Поставляли «Лады» мы даже в Северную Корею. Но они там не прижились из-за бедности населения: даже во времена Советского Союза, когда мы вливали в экономику этой страны миллионы долларов, люди жили там, в основном, «как все» — то есть как мы в тридцатые годы.

История «жигуленка» полна славных вех и традиций. Кстати, до сих пор на учете ГИБДД стоит почти 7 млн автомобилей классический «вазовской» линейки, что составляет 20 процентов от всех авто в России. Так что она, эта история, не кончается. Просто сохранившаяся еще с советских времен ремонтная база позволяет покупать «Лады» в надежде, что ты всегда сможешь в ближайшем автосервисе починить своего железного коня. А может, просто ностальгия берет свое.

Источник

www.narodsobor.ru

На чем сотрудники КГБ догоняли шпионов

«Волга» особого назначения

Каждый флагман Горковского автомобильного завода получал модификацию с доработанным двигателем и так называемым «спецнабором» – доработкой тормозных механизмов, специальными покрышками, устойчивыми к проколу, и другими вспомогательными средствами.

Легендарная газовская «Ласточка», купить которую можно и сегодня, в специальной версии для группы наружного наблюдения могла догнать любую «посольскую» машину. Сотрудники дипломатических миссий различных государств передвигались в основном на мощных машинах отечественного производства и могли запросто «сбросить хвост», случае если оперативники передвигались на обычной, не подготовленной для скоростного преследования машине.

ГАЗ-23 дорабатывали с учетом возможностей зарубежных автомобилей: под капот спецверсии устанавливался двигатель V-8 объемом 5,5 литра с облегченным алюминиевым блоком цилиндров от «генеральского» лимузина – ГАЗ-13 «Чайка». Однако в подкапотное пространство такой двигатель помещался с трудом – для удобства монтажа и максимально простого обслуживания двигатель пришлось установить с минимальными допусками и на два градуса наклонить относительно оси.Мощность обновленной силовой установки составляла внушительные для такой машины 195 лошадиных сил. Оборотной стороной медали стал расход топлива: прибавившая в весе машина при спокойной езде потребляла от 18 до 20 литров бензина, а при длительной работе с педалью газа расход топлива мог «подскочить» и до 25 литров на 100 километров пути.

За восемь лет производства гражданской версии ГАЗ-23 стал для оперативников КГБ практчически родным: всего органы государственной безопасности получили 603 таких автомобиля.

Главным требованием КГБ при закупке таких машин неизменно был аутентичный гражданский внешний вид: ничто в экстерьере автомобиля не должно было выдавать специально подготовленную для слежки и погони версию.

Строго следуя прописанным в техническом задании данным, специалисты завода вместе с представителями заказчика скрывали все следы «гоночного» автомобиля – в целях соблюдения правил, у «Волги» особого назначения переделали даже выхлопную систему с разветвлением на две трубы.Для этого выпускные тракты системы переваривалась и соединялась особым образом рядом с редуктором, а снаружи оставалась стандартная хромированная насадка.

«Все это делалось для того, чтобы запутать даже опытных шпионов. Внешний вид создавался один в один по образу и подобию серийных авто. Отличия можно было обнаружить лишь во время движения: черные "Волги" двигались по улицам значительно быстрее и выделялись на фоне остальных автомобилей басовитым рокотом двигателя», – отметил в интервью телеканалу «Звезда» историк кандидат технических наук Сергей Макоевский.

Обычная механическая коробка передач не могла «переварить» крутящий момент мощного V-8 – для решения этой проблемы в ГАЗ-23 специалистами была установлена усиленная автоматическая коробка передач с гидротрансформатором и индикацией передач на русском языке.В результате опергруппы КГБ, сутками напролет разрабатывавшие зарубежных шпионов и их окружение, получили в свое распоряжение практически гоночную машину: разгон до 100 километров в час у ГАЗ-23 занимал всего 16 секунд, а максимальная скорость машины составляла 170 километров в час.

Советский «маслкар»

С одного из самых популярных и массовых в автопарке Комитета государственной безопасности автомобиля – ГАЗ-24-25 – начинается история персональных доработок, вносимых в цеху при службе технического обеспечения КГБ СССР. Двигатель и ходовую нового автомобиля решили не менять, однако с появлением 24-й «Волги» в серийном производстве специалисты техотдела КГБ приступили к экспериментам, связанным с оснащением «догонялки» нового поколения.

Все доработки, включая комплект «специального оснащения» – радиопеленгаторы, фотоаппаратару и систему беспроводной связи «Алтай» размером с офисный чемодан и общим весом более 100 килограммов, – устанавливались специалистами 9-го Управления КГБ СССР тайно: ни производитель, ни какие-либо третьи лица сведений о доработке не получали, а все данные о «спецпродукции» находились под грифом секретности.

Контроль качества

Собранные для КГБ СССР «Волги» лишь внешне походили на обычные «гражданские» автомобили. Однако уже на заводе ведомственные автомобили получали двойную окраску, качественную шумоизоляцию, а кузов для повышения прочности проваривали сплошным швом.

Для надежной работы электрооборудования на борту большинства автомобилей устанавливался второй аккумулятор повышенной емкости.

Особая «прыть» последних автомобилей, собранных для КГБ СССР, включая наиболее быструю версию – ГАЗ-31-013, – обеспечивалась не только доработанным двигателем ЗМЗ-505, десять на 220 лошадиных сил, но и специальной трехступенчатой автоматической КПП. Мощный двигатель, который с началом преследования мог длительное время без проблем для водителя «крутиться» возле красной зоны тахометра, и проворная КПП позволяли тяжелому седану с группой наружного наблюдения держать темп и поспевать даже за самыми мощными импортными автомобилями с шести- и восьмицилиндровыми двигателями.

Расход топлива, несмотря на улучшения, доработки и смену поколений, меньше не стал: тяжелая «Волга» с мощным двигателем по-прежнему потребляла не менее 20 литров высокооктанового бензина.

Особенности «наружки» и аэродинамики

Историки отмечают, что «Волги», собранные для КГБ СССР и раскрытые объектами наблюдения, подвергались серьезным косметическим изменениям.

«Такая машина сначала снимались с оперативной работы, а после загонялись в цех, где ее перекрашивали в другой цвет. Одну и ту же машину могли перекрашивать по два-три раза», – отметил в интервью телеканалу «Звезда» военный историк Евгений Белаш.

Под конец «боевой службы» такие автомобили еще раз подвергались серьезным изменениям – на вторичный рынок после нескольких дней в механическом цеху выходили машины, максимально приближенные к заводской комплектации: «боевая Волга» лишалась не только секретного оборудования для связи и слежения, но и мощной V-образной «восьмерки» – вместо мощного двигателя моторный отсек занимал штатный четырехцилиндровый агрегат.

На протяжении долгих лет аэродинамика и набор скорости советской «Волги» оставались предметом резкой критики. Вину за это пытались возложить на «рубленый» дизайн с прямыми линиями. Однако эксперименты по оснащению восстановленных кузовов современными двигателями V-8 показали, что самый массовый в истории ГАЗ четырехдверный седан оказался способен развивать скорость под 300 километров в час.

А вот как это комментируют в интернете:

по свидетельству очевидцев таким волгам в багажник клали 2 мешка с песком — чтоб рессоры загрузить, они тогда шли плавно и ровно, а еще был курьёз, когда только начали ставить автоматы, оставили 2 педали, специалисты посмотрели и отправили обратно на завод — ибо палево, любой агент, проходя мимо, мог увидеть, что машина кгбшная и определить, кто за ним следит, переделали на 3 педали — одна пустая была)

Ещё говорили, что 3х ступенчатые автоматы выпускали у нас и чуть не разработали наши...

А еще ставили роторные движки:

В основном на РПД-шках были ВАЗ 21019 с двухсекционным роторно-поршневым двигателем ВАЗ-411 (ширина ротора 70мм) мощностью в 120 л.с., а позже и ВА3 413 мощностью в 140 лошадей (ширина ротора 80 мм.) Еще 413 двигатель ставили на ГАЗ-21, -24 и -3102. Машины очень шустрые и не такие уж ломающиеся, в отличие от самых первых тестовых моделей. около 60 тыс ресурс, и 20 тыс при форсировке. на максимуме около 200 коней можно с движка снять. А если ездить аккуратно то до 100 тыс ходили. ...

fishki.net


Смотрите также